ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 841. Читать онлайн

В художественных произведениях Толстого встречаются порой пассажи, явно отдающие гомосексуальностью. Здесь упомянем лишь один из них, на который предыдущие исследователи не обратили почему-то внимания. Рассказчик, от лица которого излагаются «Посмертные записки старца Федора Кузмича» (1905), вспоминает, как еще в детстве его брат перелез к нему в кроватку и «начал какую-то веселую игру, состоящую в том, чтобы шлепать друг друга по голому телу» (Там же/36: 73).

' " Алексеев Василий Иванович (1848 — 1919) — домашний учитель детей Л.Н. Толстого, человек с необычной биографией: еще до своего появления в Ясной Поляне он, сын дворянина и крепостной крестьянки, успел прослыть «нигилисгом», побывал в народниках и какое-то время состоял в религиозной секте «богочеловеков», образовавших земледельческую колонию в американском Канзасе. (Щиисч. и файв )

'" Лясотта Юлий Иванович (1868 — ?) — учитель музыки сыновей Толстого, скрипач оркестра Большого театра. (П~илич. nepes.)

'"' Ср. коммент. Н.К. Гудзия по данному вопросу (см.: Толстой 1928- 1958f27: 568) с воспоминаниями Софьи Андреевны Толстой (см.: Толстая 1978в: 69) и результатами изысканий Л.Р. Опульской (см.: Опульская 1979: 119 †1).

'"' Так, напр., непосредственно перед тем, как продолжить рассказ о своих взаимоотношениях с женой и ее потенциальным любовником, Позднышев говорит, что престо в самом начале сонаты на него «подействовало ужасно» и что оно «не может не действовать губительно» (см.: Толстой 1928 — 1958/27: 62). В третьей, черновой, редакции повести те противоречивые чувства, что вызывала у Василия музыка, выражены и вовсе предельно контрастно: «Я ужасно любил музыку. Теперь я ненавижу ее, не потому, что она связывает меня с ним (Трухачевским], а потому, что она и прелесть и мерзость» (Там же: 382- 383).

Об амбивалентном отношении самого Толстого к музыке Бетховена см. в изд.: Rischin 1989. Сын Льва Николаевича, Сергей Львович Толстой, вспоминал, что в первом престо «Крейцеровой сонаты» Бетховена ero отец вначале улавливал «просто чувственность», но затем стал по-иному относиться к этому произведению: «Впоследствии, однако, Лев Николаевич отказался от мысли, что эта мелодия изображает чувственность, так как, по его мнению, музыка не может изображать то или иное чувство, а лишь чувства вообще, то и эта мелодия есть изображение вообще ясного и сильного чувства, но какого именно, определить нельзя» (Толстой 19286: 309; см. также: ЛТиМ 1977: 135).

Другим свидетельством амбивалентности в отношении Толстого к этому композитору может служить само название повести. Любопьггно, что именно творение Бетховена, которое в конечном счете вызвало у Позднышева позитивные чувства к жене, дало название работе об «убийце жены» («Убийца жены» — так писатель окрестил вначале задуманное произведение, переросшее затем в «Крейцерову сонату»;

841

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 841. Читать онлайн