ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 460. Читать онлайн

они должны быть охватившему вдруг нашего героя состраданию к случайным жертвам. Он не планировал вызволять их, как то было раньше, из филантропических побуждений. Им руководила отнюдь не какая-то призрачная любовь к человечеству или стремление к совершенствованию, характерные для его масонского периода. Пьер выбрался из этой нарциссической трясины, по крайней мере, до поры до времени.

Глава 20

ЛИЦО СМЕРТИ

Пьер под арестом. Французские солдаты спровадили его на гауптвахту и поместили отдельно под строгий караул. На следующий день ero соединили с другими русскими, также задержанными по подозрению в поджоге. Он среди них белая ворона: «Все русские, содержавшиеся с Пьером, были люди самого низкого звания. И все они, узнав в Пьере барина, чуждались его, тем более что он говорил по-французски. Пьер с грустью слышал над собою насмешки» (Толстой 1928 — 1958/12: 34).

Знание арестованным французского удивляло его тюремщиков и при допросах играло ему на руку. Однако какая мука быль французом среди русских.

На третий день после ареста ero допрашивают французский генерал и два полковника. Он пьггается объяснить, что при задержании спасал ребенка и защищал женщину от мародера. Дознаватели перебивают его и осведомляются, что он делал во дворе горящего дома, где ero видели свидетели. Он отвечает, что «шел посмотреть, что делалось в Москве» (Там же: 35). Они вновь прерывают ero, говоря, что им интересно не куда он шел, а почему оказался рядом с пожаром. Они дважды спрашивают ero имя, но он отказывается отвечать (Безухов стыдится того, что всем станет известно: ero задержали как поджигателя). Генерал очень сердит.

Несколько дней спустя, 8 сентября, снова допрос, но на сей раз допрашивать будет известный своей жестокостью маршал Даву, герцог Экмюльский. По пути к Девичьему полю, где должен состояться допрос, Пьер видит, как столбы дыма со всех сторон поднимаются в воздух. Вся Москва — это сплошное пожарище. Безухов понимает, что русский порядок жизни уничтожен и что «установился свой, совсем другой, но твердый французский порядок» (Там же: 37).

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 460. Читать онлайн