ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 502. Читать онлайн

ним из главных основателей» (Толстой 1928 — 1958/12: 270). Он собирался пробыть в отлучке всего три или четыре недели, но уже минуло почти семь недель. Его возвращения ждут с минуты на минуту.

А пока Толсгой посвящает Наташе несколько страниц. И правда, еще неизвестно, что сталось бы с Пьером, не будь за ним строгого надзора жены.

Наташа изменилась. Она располнела и не следит за внешностью. Это уже не прежняя живая, стройная девочка, что встречалась нам на предыдущих страницах романа. Материнская мягкость и ясность сменили на лице былую веселость и оживление. Она родила трех дочерей и сына (последний еще сосет ее грудь). Теперь в ней видно материнское тело, а не ее душа. Замужество превратило ее в то, что Толстой довольно грубо называет плодовитой самкой: «Видна была одна сильная, красивая и плодовитая самка» (Там же: 2бб).

В обществе ее видят мало. Она слишком поглощена удовлетворением потребностей своей семьи. Наташа не придает значения тому, что говорят о ней в свете. Но . она дорожила обществом тех людей, к которым она, растрепанная, в халате, могла выйти большими шагами из детской с радостным лицом и показать пеленку с желтым вместо зеленого пятна, и выслушать утешения о том, что теперь ребенку гораздо лучше» (Там же: 2б8).

Многих литературоведов коробит новый облик Наташи. Но Толстой, видно, рад за свою героиню. Не имеет значения, что она больше не занимается собственной внешностью, не заботится о деликатности речей и не поет в гостиной романсы. Место замужней женщины — в доме. Думать иначе, — следовательно, допускать возможность супружеской неверности, что для Льва Николаевича — род обжорства: «Весь вопрос, ежели цель обеда есть питание, а цель брака — семья, разрешается только тем, чтобы не есть больше того, что может переварить желудок, и не иметь больше жен и мужей, чем столько, сколько нужно для семьи <...»> (Там же).

Заключительная глава изложенной Толстым биографии Пьера изобилует оральными образами. Например, граф никак не может забьггь, что их очень слабому первенцу пришлось поменять трех кормилиц и что потом Наташа настояла на кормлении следующих детей самой.

В отсутствие Пьера ее любимым занятием является кормление маленького Пети. Перекормленный младенец занемог, и у Наташи появилось оправдание для еще большей возни с малышом. Петя — явная замена Пьеру:

502

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 502. Читать онлайн