ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 904. Читать онлайн

вещь. И самолюбие его как бы не оскорбили! Да, его жена! Не смей никто с ней слова сказать...»

Анна все больше и больше расстраивалась. «А сам, если с кем любезничает, это ничего. Боже мой, Боже мой!»

И чувство жалости к себе вызвало слезы на ее глаза.

В это время ребенок подавился и начал плакать. Анна испугалась, повернула мальчика на бочок и, горячо целуя его, приговаривала шепотом:

- Милый, милый, успокойся.

Она вгляделась в личико спящего мальчика и мысленно обратилась к нему: «Да, не для отца твоего, оскорбившего меня, а для тебя, крошка, я не сделаю никогда ничего, что заставило бы тебя стыдиться за мать...»

Покормив ребенка, Анна обошла по всем комнатам кроватки спящих детей. Поочередно перекрестила она их всех и, остановившись у последней, начала молиться. Все кругом спали. Она долго стояла, ovycnrs голову, над ребенком, сосредоточенная и серьезная.

Если б в обыденной, низменной жизни нашей не было этих минут глубокого строгого расчета с своей совестью, сурового и сосредоточенного внимания к нашей внутренней жизни, этой с глазу на глаз проверки своего личного «я» по отношению к Богу, то как возможно было бы существование наше?

Анна дорожила этими минутами; теперь, успокоенная, пошла к себе в спальню.

Когда муж вошел к ней, он принял тон примирительный. Он подошел к ней, улыбнулся и молча обнял ее. Анна спокойно и равнодушно отнеслась к его примирению; она чувствовала себя в эту минуту духовно так одиноко, так далеко от того, что интересовало князя, что, когда он протянул ей свои объятия, она сразу не поняла, чего он от нее хочет. Только когда ей стало ясно, почему князь так скоро помирился, он ей вдруг стал противен. Она слегка отвела ero руки и вскрикнула:

- Нет, не могу, ни за что!

Все в князе ей показалось неприятно: ero красивое лицо ей показалось грубо и глупо; его пожелтевшие зубы, поседевшие волосы, ero страстные глаза — все ей опротивело.

Она легла, потушила свечи, повернулась лицом к стене и притворилась спящей. Прочитав про себя быстро и невнимательно молитву «Отче наш», повторив ее еще и еще, чтоб сознательнее сказать ее, она перекрестилась и, измученная душой, тревожно заснула.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 904. Читать онлайн