ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 406. Читать онлайн

Когда Андрей упомянул про «la maladie» («болезнь»), Безухов мог бы спросить о ее природе. Лишь позже он узнает (от княжны Марьи), что рана, полученная Болконским в сражении, вновь открылась и плохо заживает.

Если читателю ясно, что Андрей тяжело переносит смерть супруги и ему не дают покоя воспоминания о войне, тогда почему Пьеру, его близкому другу, сие неочевидно? Ответ таков: наш герой не может преодолеть в себе нарциссическую личность. Следовательно, он даже при желании не в состоянии залечить раны князя Болконского. А тот, в свою очередь, слишком высокомерен, чтобы принять благодетельную помощь от Пьера. Он предпочтет сам разобраться со своими проблемами, без постороннего вмешательства.

Однако в его броне есть ахиллесова пята — слабость к Безухову. По замечанию P. Йоссельсона, фактически к концу их встречи произошло исцеление (см.: Там же). Но это скорее побочный эффект взаимодействия двух нарциссических личностей, чем результат каких-либо терапевтических усилий со стороны Пьера.

Безухов утверждает, будто теперь он живет для «ближнего». Андрей же убежден, что теперь он принадлежит лишь самому себе:

- Pa как же жить для одного себя? — разгорячаясь, спросил Пьер.- А сын, сестра, отец?

- Да это все тот же я, это не другие, — сказал князь Андрей, — а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochain — это те твои киевские мужики, которым ты хочешь делать добро (Толстой 1928 — 1958/10: 111).

Андрей дразнит Пьера. Однако это подтрунивание свидетельствует о большем, чем кажется, оно говорит о нечуткости князя Болконского. У бедняги Пьера никого нет, кто ме «le prochain». В отличие от Андрея у него нет ни сына, ни отца, ни сестры. Болконский особенно привязан к своему батюшке и в присутствии Пьера постоянно находит повод завести о нем разговор. Но у Безухова ведь нет отца. Он обречен в романе на сиротливое одиночество. И впрямь, у него нет родного человека, что был бы близок к нему на протяжении большей части «Войны и мира» (его батюшка отходит в мир иной в начале, с середины романа Пьер живет врозь с супругой и женится на Наташе лишь в конце). У него нет родственников, у него, как говорят в России, нет «близких». Потому он и проявляет интерес к тому, кого он может считать таковым. Поразительно, но

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 406. Читать онлайн