ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 910. Читать онлайн

вечер нагнутую над книгой или рисунком голову Бехметева, окруженного ее горячо любимыми детьми, и ей захотелось убежать отсюда, из этой московской суеты туда, в эту привычную, простую, ласкающую тишину деревенской жизни, где она только и могла быть счастлива.

Веселая блестящая баронесса Инсбрук подошла к ней и спросила, весело ли ей.

Анна удивленно усмехнулась и спросила, чтб может делать бал веселого для нее.

- Mais il у à dans cette foule toujours quelqu'un qui vous interesse?

- Qui, il у à foule, mais pour moi il n'у à personne', — грустно сказала Анна.

- «Un seul etre vous manque, et tout est depeuple»', — продекламировала баронесса стих Ламартина и, засмеявшись, исчезла в толпе, удивляясь, что же делало Анну такой счастливой, веселой и блестящей? Ведь ей, не танцующей и не кокетничавшей ни с кем, никогда, — ей должно быть скучно?

Но скучно Анне не было потому, что где-то глубоко светилась искра настоящего счастья, искра любви Бехметева к ней, которую она знала и которая изнутри освещала всю ее жизнь. Она никогда не призналась бы себе в этом, но она не могла не чувствовать этого. Когда ею любовались, она сейчас же видела, как любовался ею он. Исполняла ли она свои обязанности, занималась ли чем, читала ли, рисовала ли — она всегда думала, одобрил ли бы он ее и как отнесся бы к ее поступкам. Если 6 кто-нибудь уяснил ей это состояние души ее, она отвергла бы с негодованием и ужасом, считая за клевету и за обвинение в нечестности ее. Но это было так.

Глава 5

Жизнь в городе изо дня в день с напряженным вниманием к тому, чтоб не давать скучать мужу и держать его при себе и дома, с усилиями поддерживать светские отношения и вместе с тем следить за воспитанием детей — все это до того утомило Анну, что она решилась хоть дня на два уехать в деревню «опомниться», как она говорила. Ее тянуло к тишине, к природе, к молодым воспоминаниям, к чистым впечатлениям дере-

' Но ведь в толпе всегда найдется кто-то, кто будет для вас интересен?-

Да, вокруг толпа, но я не различаю лиц (gpP.). ' «Всего один человек отсутствует, а для вас уже никого не сугцествует» (ф.).

910

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 910. Читать онлайн