ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 804. Читать онлайн

ший место 2 сентября: «Вечером при самом невинном разговоре С<оня> вдруг вышла из себя. Очень жалко ее, и мне радостно, что я вижу одну свою вину. Легли позд<но>» (Там же/50: 133). Здесь Толстой столь поспешно упоминает о том, что видит лишь «свою вину», что оставляет открытым вопрос о собственном гневе (хотя о гневе, охватившем Софью Андреевну, все же говорит). Вероятней всего, если даже он и ощутил гнев, то это чувство было попросту нейтрализовано им согласно его же собственной теории. В то же время Софья Андреевна выглядит крайне расстроенной, поскольку о том, что она перестала гневаться,не говорится ни слова.

Чем больше старается Лев Николаевич нейтрализовать свои гневные чувства по отношению к Софье Андреевне, тем более становится ясным, что он испытьсвает к ней крайнюю неприязнь. Точно так же ему трудно скрьггь и свой гнев на жену Позднышева. Например, 24 июля он пьггается смягчить слишком уж резкую тональность отдельных пассажей, встречающихся в его повести: «Поработал над «Кр<ейцеровой> сон<атой>". Кончил начерно. Понял, как всю надо преобразовать, внеся любовь и сострадание к ней» (Там же: 111). Из этих слов не ясно, однако, кто это, упоминаемая здесь «она». Создается впечатление, что речь в данном случае идет о жене Позднышева. Но не могла ли быть ею и Софья Андреевна? Лев Николаевич пишет, что работает над «Кр. сон.». Не является ли это бессознательной игрой слов, когда под «Кр.» подразумевается крест — крест в образе Софьи Андреевны (COH~), который он нес всю свою жизнь.

Другой реакцией нашего героя на испьггываемые им чувства по отношению к Софье Андреевне является попытка полностью отделить себя от нее. И в этом особенно явственно проявляется присущий ему нарциссизм. Толстому крайне необходимо во время работы над «Крейцеровой сонатой» оставаться наедине с собой, находиться вне пределов досягаемости и контроля со стороны Софьи Андреевны. Он даже начинает прятать от нее свой дневник (и с годами стремление скрывать от жены свои записи только усиливается). Кроме того, он довольно часто мастурбирует, причем делает это, можно сказать, в значительной степени для того, чтобы не связывать свою сексуальность со значительными сексуальными потребностями Софьи Андреевны (о наблюдавшейся у нее сексуальной фрустрации см.: Feller 1981: 258; Smoluchowski 1988: 15б — 157; Shirer 1994: 137). Тридцатого августа Толстой пишет:

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 804. Читать онлайн