ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 242. Читать онлайн

предполагает, что «в основе связи между идеей лошади и идеей воды лежит репфо3уктианая способность o6eux» gones 1951: 296). Символическое свидетельство способности к воспроизводству — вот что такое мнимое деторождение пушкинского Петра Великого.

' Согласно структурной схеме А.К. Жолковского, кувада Петра и поэтическая деятельность Пушкина служат примерами абстрактного «вьпода из сгбя» (см.: Жолковский 1979: 46).

В брошюре . Пушкин в современных американских исследованиях» («Pushkin Scholarship in America Today»), розданной участникам конференции, профессор Дж.Т. Шоу пишет: «Пушкин рифмует "волн" и "полн" в одиннадцати разных местах. Эту рифму трижды дополняет слово "челн". Другой рифмы к этим трем словам (в такой форме) в поэме нет. Значит ли это, что Пушкин одиннадцать раз был беременен словом, которое относится и к лебедю, и к Наполеону, и к IIerpy?» (Shaw 1974). Ответ психоаналитика на этот вопрос может занять не одну страницу. Каждую из одиннадцати рифм нужно рассмотреть аналогично тому, как нами были проанализированы рифмы из вступления к «Медному Всаднику».

В другом контексте рифма «волн»/«полн» предположительно может иметь совсем иное психоаналитическое истолкование. Вот, напр., заключительное четвероспппие стихотворения «К морю» («Прощай, свободная стихия!»): «В леса, в пустыни молчаливы/ Перенесу, тобою [морем] полн, /Твои скалы, твои заливы, / И блеск, и тень, и говор волн». Герой этого отрывка отождествляет себя с морем. С психоаналитической точки зрения это пример идентификации индивида с утраченным объектом. Рифма «волн»/«полн» делает эту взаимосвязь еще более выпуклой, ведь слово, описывающее состояние души человека, рифмуется со словом, относящимся к утраченному объекту, морю, морским волнам. Фонологическое сходство подкрепляет близость семантическую, которая подразумевается в психологическом процессе идентификации. Таким образом, психоаналитическая функция этой рифмы в стихотворении «К морю» существенным образом отличается or психоаналитической функции, которую она выполняет во вступлении к «Медному Всаднику». Следовательно, причудливые «одиннадцать беременностей», предложенные профессором Шоу, можно уменьшигь до десяти, а быль может, и более существенно, если с психоаналитической дотошностью проанализировать каждое стихотворение, которое содержит рифму «волн»/«полн».

ь Не совсем ясно, почему в данном контексте Пушкин упоминает П.К. Александрова.

' Х. Кучера считает, что в «Медном Всаднике», «Каменном госте» и «Сказке о золотом петушке» присутствует образ «пресьпценного человека», которьгй является одной из вершин эдипова треугольника вместе с любимой женщиной и изваянием, играющим роль «отца» (см.: Kucera 1956: 281). Хотя Кучера в основном сосредоточивается на «Каменном госте», ero замечательный анализ должен стать отправной точкой для всякого, кто в будущем предпримет попытку изучить динамику эдиповых отношений в «Медном Всаднике»,

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 242. Читать онлайн