ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 220. Читать онлайн

Возможности фаллической интерпретации полета выходят на первый план в тексте Войновича, когда полковой радист рядом с Чонкиным бормочет в трубку: «Ласточка, ласточка, мать твою так, я — Орленок, какого хрена не отвечаешь?» (Войнович 2002: 217). Войнович употребляет эвфемизмы «мать твою так» (обозначает акт, требующий эрегированного пениса) и «какого хрена» (ярко выраженная ссылка на фаллос). Через некоторое время радист с птичьими позывными вновь будет перемежать свою речь нецензурными выражениями, в то время как капитан Миляга попьггается сымитировать летящий самолет.

Войнович, бесспорно, сфокусировался на символике полета. В конце концов, сюжет всего романа строится вокруг полуразрушенного советского военного самолета. Совершив вынужденную посадку в самом начале «Чонкина», этот самолет больше никогда не взлетит. И самолет, и Чонкин вместе с ним- совсем забыты властями. Мысль о том, что кто-то может использовать этот самолет в военных целях, смешна и нелепа.

Конечно же самолет Чонкина надо было бы немедленно отправить в ремонт и затем вновь бросить на борьбу с немцами. Но самолет ржавеет на земле, а немцы наступают. Узнав о начале вторжения гитлеровцев, Чонкин вновь занимает свой пост, но вскоре опять оставляет его: «В печальном сознании своей бесполезности Чонкин покинул объект охраны <...»> (Там же: 98). Позже артиллерийский снаряд превращает самолет Чонкина в груду металла — результат прямого попадания из орудия Сталина в мнимую «банду Чонкина». Подполковник ВВС Опаликов замечает: «Это не машина... это гроб» (Там же: 137). «Гробами» советские пилоты называли свои далекие от совершенства летательные аппараты".

Итак, советский военный истребитель, объект, вокруг которого строится повествование «Чонкина», не выполняет своего предназначения. Он, как и сотни советских самолетов, превращенных в пыль немецкими бомбардировщиками 22 июня, никогда не сможет подняться в воздух и вступить в бой с противником, а во второй половине романа — разделит участь ббльшей части сталинской авиации. Это — показатель бессилия сталинской военной машины перед лицом немецких завоевателей. Принимая во внимание специфическую символику полетов, разрушение самолета означает оскопление советского вождя.

В самом деле, самолет разрушают непосредственно по приказу Сталина, и этот факт может служить доказательством самоубийственной политики (размещение Сталиным советских

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 220. Читать онлайн