ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 454. Читать онлайн

девушку столь высоко, что чувствует: если он не исполнит своего намерения убить Бонапарта, который в то же время весьма ценим им, он не будет достоин претендовать на нее. Однако за осуществлением этого намерения непременно последует наказание. Ему придется принести себя в «жертву».

На сочетание этих факторов можно посмотреть сквозь призму эдипова комплекса: инфантильный Пьер желает убить поставленный на пьедестал образ отца, Наполеона, чтобы доказать собственную зрелость и овладеть в равной мере почитаемым образом матери — Наташей. Наказание за отцеубийство не заставит себя долго ждать: молодой человек принесет себя в «жертву».

Но, по-моему, еще интереснее проанализировать эти обстоятельства с иной точки зрения, чтобы со всей очевидностью обозначился напряженный конфликт в душе Пьера.

С одной стороны, существуют «русские» обстоятельства. Убийство Наполеона означало бы избавление России от ее смертельного врага. Любовь к Наташе — это любовь к тому женскому персонажу Толстого, что целиком вобрал в себя русский национальный дух. Радостное ожидание наказания («принесения себя в жертву») является, как повествователь уже показал, «исключительно русской» чертой.

С другой стороны, существуют обстоятельства, которые можно обозначить как «французские». Пьер спас жизнь французу. Он долго благоговел перед Наполеоном, ero восхищение прослеживается с первых страниц романа'". Правда, поклонение перед этой фигурой вовсе не значит, что Безухов не попытается убить Бонапарта (так, например, восхищение перед Ролоховым не предотвратило их дуэли). К тому же тут имеется одно обстоятельство, что весьма затрудняет для графа выполнение ero смертоносного намерения. Ведь, по сути, он — француз, что лишь подчеркивается его долгой беседой по-французски с французским же офицером. И впрямь, роль этой беседы в романе в том, чтобы сделать отказ Безухова от попытки убийства достоверным, ведь читателю — знатоку истории — известно: подобного факта не было. Хоть Безухов и отвечает Рамбалю, что он не француз, но говорит-то он по-французски. «Je suis Russe» — ну чем это выражение не оксюморон (особенно если учесть, что произносящий ero носит французское имя). Пьер может чувствовать, что ему предопределено положить конец власти Наполеона, но его идентичность вновь выражена поффанцузски — «ГКизве Besuhof», — словно своим деянием он хочет произвести впечатление на далеких парижан.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 454. Читать онлайн