ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 26. Читать онлайн

назад» свои давние слова об отказе от приема «узнавания», соглашаясь, что термин «сходство» более уместен. Эти ero рассуждения представляют собой интересную диалектическую игру, но в ней не чувствуется психологической динамики, лежащей в основе парадокса «знакомого/чужого».

Развивая новый тезис, Шкловский цитирует Платона, Гераклита, Гегеля и Ленина, но ни словом не заикается о Потебне, даже когда для раскрытия дефиниции «литературньгй ТНп» оперирует понятием «образ» (например, «приличная проститутка» в Воскресении» Л.Н. Толстого), хотя ранее Потебней уже было развито довольно сложное понятие «художественная типичность образа» (см.: Потебня 1905: 70сл.).

Наконец, Шкловский промолчал о Потебне (в достаточно резкой отповеди на грамматический анализ P.Î. Якобсоном стихотворения Пушкина «Я вас любил...»), защищая значимость термина «образ» для анализа поэтических произведений. Словом, со временем «clinamen» молодого Шкловского превратился в обычную забывчивость.

XIV. Подьггожим: в молодости Шкловский серьезно недооценил ту роль, какую в понятии «образ» у Потебни играла «форма» («внешняя» или «внутренняя»).

Шкловский также не принял в расчет широкого спектра свойств — от звуковых до семантических, от конкретных до трансцендентных, — которые Потебня приписывал «образу». С другой стороны, теория образности Потебни страдала многочисленными противоречиями, а понятие «художественный образ» было столь обширным, размытым и однобоким, что смысл и целесообразность его употребления вызывали большие сомнения.

Главной точкой спора между Потебней и Шкловским стал парадокс «знакомого/чужого». Тогда как потебнианская концепция «синекдохичности» предполагала, что представленный образ уже известен или знакола, понимание Шкловским «остранения» основывалось на том, что произведение искусства преподносит читателю нечто чужос. Существует свидетельство того, что поздний Шкловский знал об обоих полюсах парадокса «знакомое/чужое», хотя и не верил в общую теорию Потебни, и, разумеется, не искал решения данного парадокса в рамках психоанализа. IJear ю настоящей работы является попьпка примирить обе противоположности: в литературном произведении определенные комплексы семантического материала кажутся странными, отгого что, с одной стороны, они эго-дистоничны — разрушительны для эго — и потому обьгчно подавляются (вьггесняются)

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 26. Читать онлайн