ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 290. Читать онлайн

ВСТУПЛЕНИЕ

,давайте сделаем вид, будто Гамлет действительно жил.

Э~нсст Джонс

Биография Пьера Безухова, иногда величаемого Петром Кирилловичем Безуховым, уже написана. Она изложена в одном из величайших творений мировой литературы — романе Льва Толстого «Война и мир» — и прекрасно известна большинству россиян, а также многим иностранцам, читавшим это произведение в переводе.

Образ Пьера Безухова никогда не подвергался психоанализу. Биография, написанная Толстым, сокровенна и глубоко личностна, и тем не менее никто не пробовал создать психобиографию известного персонажа.

Я, как и сам Толстой, по большей части буду звать ero Пьером и обращаться с ним словно с реальным человеком.

Конечно, Пьер — не реальное лицо. Это Толстой был реальным лицом, читатель — реальное лицо, но Пьер — нет. Пьер- продукт литературного творчества. Но одновременно он столь осязаем и обладает такими поразительными индивидуальными чертами, что вряд ли сыщется русский, который не ощущал бы, что лично знаком с Безуховым. Последнее обстоятельство- свидетельство творческой силы Толстого и врожденной способности читателя к персонификации.

Всякий читатель, хотя бы немного увлеченный сюжетом «Войны и мира», исходит из невысказанного предположения: «Давайте притворимся, будто существовал человек по имени Пьер Безухов». Подобная оговорка в отношении литературных героев совершенно необходима. Она является составной частью того, что сейчас бы назвали «читательским откликом», а теория «читательского отклика» (та, в чью защиту выступает Норман Холланд) имеет гораздо больше точек соприкосновения с теорией образов (характеров), чем это принято считать.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 290. Читать онлайн