ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 435. Читать онлайн

расточительность, как утверждают, — черта, присущая русскому барину «старого покроя». Беспомощные идеалистические воззрения и вытекающее из них безволие также отличают русский характер: «Он испытывал несчастную способность многих, особенно русских людей, — способность видеть и верить в возможность добра и правды и слишком ясно видеть зло и ложь жизни, для того чтобы бьггь в силах принимать в ней серьезное участие» (Там же: 29б). Читатели Толстого, наверное, вспомнят, что безволие — непременная черта двух основных «русских» персонажей романа, а именно: знаменитого генерала Кутузова и скромного крестьянина Платона Каратаева.

По мере развития романного сюжета руссенизация Пьера будет все больше и больше подчеркиваться. Так, например, хотя повествователь продолжает именовать его Пьером, Ростовы, дом которых Безухов до войны часто посещает, зовут его Петром Кирилловичем (или по-дружески — Петром Кириллычем). Особенно важно то, что именно Наташа Ростова, сама сущность русского характера, которая пляшет народный танец и по русскому обычаю гадает, величает Пьера «Петром Кириллычем». Таким образом она приближает его к себе. В конце концов повествователь соединит эти два истинно русских характера.

Глава 16

ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

В Москву приезжает Анатоль Курагин и видит Наташу, и тут возникает новый треугольник. Этот красивый, не думающий о других повеса, уже знакомый читателю с начала романа, навязывается Безухову столь же бесцеремонно, как и Ролохов незадолго до дуэли. Он просто приезжает к графу: «Пьер принял Анатоля сначала неохотно, но потом привык к нему, иногда ездил с ннм на его кутежи и, под предлогом займа, давал ему деньги» (Толстой 1928 — 1958/10: 332).

Анатоль в первый раз обратил внимание на Наташу в опере. Он очарован ею. Она небезответна (ее влечение к нему сильное и сложное и само по себе заслуживает обстоятельного изучения с позиций психоанализа). При этом присутствует Пьер: он разговаривает с девушкой, но не замечает, что она и Анатоль не сводят друг с друга глаз. Читатель чувствует напряжение данной сцены, однако повествователь держит Пьера в

435

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 435. Читать онлайн