ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 17. Читать онлайн

всегда признавал: литературное произведение немыслимо без

внешних признаков, способствующих усилению образности.

VI. Неверное истолкование Шкловским столь уязвимой- в плане усвояемости — научной поэтики Потебни привело Виктора Борисовича к действительно странным выводам, а именно: поэтический язык, в отличие от разговорного, придает лингвистическим структурам якобы большую ощутимость. Хотя Потебня и осознавал всю важность формы, однако ои был столь поглощен проведением параллелей между языком поэтическим и разговорным, что ему не удалось совершить открытия, сделанного Шкловским:

Язык поэтический отличается от языка прозаического ощутимосгью своего построения. Ощущаться может или акустическая, или произносительная, или же семасиологическая* сторона (Шкловский 1919в: 4).

«Ощутимость» прямо указывает на хорошо известные понятия Шкловского — «остранение» и «затрудненную форму»:

<...> чтобы вернуть ощущение жизни, почувствовать вещи, для того, чтобы делать камень каменным, существует то, что называется искусством. ?1елью искусства является дать ощущение вещи, как видение, а не как узнавание; приемом искусства является прием «остранения» вещей и прием затрудненной формы <...> (Шкловский 1919а: 105)'".

Прием остранения позволяет адресату воспринимать объект или событие как нечто совершенно новое, тогда как прием «затрудненной формы» дает возможность осознать, при помощи каких лингвистических средств описаны тот или иной объект или событие. Указанное лицо (читатель, адресат) заново познает мир, язык, а пожалуй, и все вместе. Автоматизация восприятия сделалась деавтоматизированной (концепция деавтоматизации разработана пражской школой структуралистов (см., напр.: Havranek 19б4: 10; Mukarovsky 19б4: 19; Winner 1973: 82)). Данный принцип был также адаптирован психоаналитиками для описания процессов восприятия при гипнозе и схожих состояниях (см., напр.: Gill, Brenman 1959; Deikman 19бб).

VII. Чтобы поддержать свой тезис, главным образом, психологического характера, Шкловский приводит интересные и убедительные примеры. Последние, по большей части, однако,

* Семасиология — раздел семантики, изучающий лексические значения

слов и выражений и изменения этих значений. (Ilptme«. саед.)

17

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 17. Читать онлайн