ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 172. Читать онлайн

ки, медведь съедает злую девицу, медведь живет с девицей, с женщиной и приживает сына, и т. д. (ср.: Gubernatis 1978/2: б9, 117 — 118).

С точки зрения простых русских женщин медведь воплощает и насилие, и сексуальность. Так, в монументальном «Толковом словаре живого великорусского языка» Владимира ~зля (середина XIX века) на этот счет приведена пословица: «Не сподручно бабе с медведем бороться: того гляди юбка раздерется!» (Даль 1955/2: 312). Одна из «заветных» сказок Афанасьева «Медведь и баба» иллюстрирует эту идею (процитирую начало сказки):

Пахала баба в поле; увидал ее медведь и думает себе: «Что я ни разу не боролся с бабами! Сильнее она мужика или нет? Мужиков довольно- таки я поломал, а с бабами не доводилось повозиться».

Вот подошел он к бабе и говорит:

- Paar-ка поборемся!

- А если ты, Михайла Иванович, разорвешь у меня что?

- Ну, если разорву, так улей меду принесу.

- Paar бороться!

Медведь ухватил бабу в лапы, да как ударит ее об земь — она и ноги кверху задрала, да схватилась за пизду и говорит ему:

- Что ты наделал? Как теперь мне домой-то показаться, что я мужуто скажу'.

Медведь смотрит — дыра большущая, разорвал! И не знает, что ему делать (Афанасьев 1997: 26).

Если в данной сказке медведь учинил насилие над женщиной, то в других насилию подвергся сам медведь (см.: Андреев 1929: 20, No 153: «Кастрация медведя»)'.

Похоже, что медведей, гениталии и насилие русский народ ассоциировал друг с другом. Ассоциативное отождествление последних двух так или иначе характерно для русских: «Либо хуй пополам, либо пизда вдребезги» (Афанасьев 1997: 494). Это близко инфантильному подходу, ибо, согласно данным психоаналитиков, дети воспринимают коитус как насилие (см.: Freud 1953 — 19б5/9: 220; Jones 1951: 10б; Ferenczi 1938: 103; Brown 19бб: б3).

Однако, несмотря на идею о том, что сексуальная связь- это насилие (a пфвая сексуальная связь действительно есть в чем-то насилие для женщины), притягательность секса все же существует. На каждую унцию страха приходится фунт либидо. Поэтому Татьяна желает Онегина больше, чем боится его, иначе она не делала бы шагов навстречу ему. В только что процитированной сказке крестьянская женщина отнюдь не

172

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 172. Читать онлайн