ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 805. Читать онлайн

Шли домой, чудесная лунная ночь. Думал мало; нельзя в общении. А

больше люблю быть один. Но я не один, когда С<они> со мною. Легли

поздно, хотел дурно спать (Толстой 1928 — 1958/50: 130).

Другими словами, Лев Николаевич хочет мастурбировать, но в присутствии Софьи Андреевны, естественно, не может этого делать. «Секс», к которому он стремится, не является сексом в обычном понимании этого слова, или половыми сношениями, которые предположительно он мог бы иметь и с женой. То, что ему нужно, — это он сам, или, говоря иначе, не связанная ни с кем его нарциссическая сексуальность, которой он и хотел бы отдаться (чтобы затем конечно же наказывать самого же себя мучительным чувством вины: как мы видим, мастурбация является еще одним вполне доступным средством удовлетворения мазохистских потребностей нашего героя).

Софья Андреевна представляла собой реальную угрозу для нарциссического настроя ее супруга во время работы над «Крейцеровой сонатой». Как это ни парадоксально, угрозой она являлась потому, что была для него столь близкой. Лев Николаевич пытался постоянно направить все свое внимание внутрь, на самого себя, поскольку не мог не реагировать на присутствие жены, находившейся вне его самого. Он, как мы уже видели, то и дело или испытывал к ней жалость, или злился на нее. После одной из их ссор Лев Николаевич, упоминая о том, что Софья Андреевна сердится на него, записал в дневнике: «Она страдает и болит мне, как зуб <...>» (Там же: 55). Его страдание практически является контагиозным*, и это потому, что она исключительно близка ему. На первый взгляд может показаться, что вышеприведенное замечание свидетельствует о таком вполне здоровом явлении, как умение поставить себя на место другого. Однако в действительности это не так: в центре его внимания — ее страдание, а не она. Наблюдаемая обычно в таких ситуациях защитная реакция со стороны Толстого заключается в том, что его внимание чуть ли не полностью переключается на него самого, и он начинает скорее вопрошать себя (или Бога, что для него, можно сказать, то же самое), в чем же состоит его вина, чем мог бы он помочь ей, чем пьггаться понять, что она чувствует, хотя это-то и следовало бы ему сделать в первую очередь. Нередко безосновательные упреки в ее адрес лишают Толсто-

* Контагиозный — заразный (лат.).

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 805. Читать онлайн