ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 902. Читать онлайн

Анна взяла работу и села около лампы, испытывая странное чувство счастливого и спокойного состояния. Она так не любит одиночества! Изредка взглядывала она на исхудавшее, серьезное и измученное лицо своего гостя, на ero обтянутый кожей высокий лоб и редкие черные волосы на висках и думала:

«Нет, он не кривляется, как мне казалось, — он несчастный и прекрасный, должно быть, человек».

Бехметев читал: «Là nuit est le livre mysterieux des contemplations des amants et des poetes. Eux guels savent у lire, eux seuls en ont la clev. Cette clev — с'est Гпйпе»'.

- Как раз я на этом остановилась. Это в комментариях. Я их очень люблю.

- И это отношение ночи к беспредельности, к infini — удивительно поэтично. Да, если б не верить в этот infini, то страшно бы умирать.

- Почему вы заговорили о смерти? — спросила Анна и удивилась, что ей что-то защемило в сердце.

- А отгого, что мне двенадцать лет ею грозят, заставляя жить в чуждых мне странах, там, где тепло, а я решил никуда больше не ездить и жить в России, в деревне.

- А мы едем на зиму в Москву. Муж хочет печатать свои статьи.

- Я слышал, княгиня, и очень скорблю, что именно ту зиму, которую я буду в вашем соседстве, вы все проведете в городе. Я всегда во всем несчастлив. Вы прежде ведь круглый год жили здесь?

- Pa, много лет даже, да и теперь совсем не хочется в Москву. Однако пора ужинать, вы рано обедаете, и я вас не отпущу без ужина.

Анна позвонила и велела подать ужинать.

В столовой было уютно, светло, красиво, как и во всем доме. Анна села с Бехметевым за маленький столик, на котором стояли цветы и поданный холодный ужин. Они говорили о только что прочитанном; у подъезда стоял экипаж Бехметева, звенели колокольчики,

Послышался еще шум подъехавшего экипажа, один звон перебил другой, внизу кто-то зашумел. Но Анна и собеседник ее не обратили на все это внимания и не заметили, как в комнату вошел князь. Анна вскочила испуганная и спросила:

' «Ночь — это таинственная книга созерцаний для любовников и поэтов.

Только они умеют ее читать, только они владеют ключами от нее. Ключ этот-

бесконечносгь» (ф, )

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 902. Читать онлайн