ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 330. Читать онлайн

ко архаичная форма прилагательного; см.: Там же: 280). Несмотря на высоконравственные рассуждения, молодой человек тут же застает себя улыбающимся в предвкушении плотских услад.

В душе Пьера разлад, и он чувствует свою вину. Происходящее с ним — нечто приятное и в то же время гадкое — неподвластно ему. Он неискренен с самим собой. klo в чем же дело? В чем зло его нынешнего положения?

Ответ на этот вопрос не столь очевидно, как может показаться, вьггекает из плавной и явно бытописательной прозы Толстого. Ответ на самом деле столь же сложен, сколь и тревожен, более сложен и тревожен, чем в силах себе представить многие читатели — особенно те, кто уверен, что Толстой проще, скажем, Гоголя, Достоевского или Андрея Белого.

Ответ на этот вопрос не может быть изложен в строго литературоведческих категориях, так как филологи-литературоведы не обладают понятийным аппаратом для осмысления учения о зле. Ответ также не может быть дан в нравственных или теологических категориях, поскольку они уводят от ясного ответа: мы согласны с тем, что есть нечто нравственно не- чистоплотное, греховное, порочное, гадкое и т. д. в чувствах Пьера к Элен, но нам следует обьяснить, почаиу мы (атеисты, христиане или кто бы там ни был) разделяем данное чувство.

Пожалуй, самой яркой иллюстрацией нечистоплотного отношения Пьера к Элен является та явная ложь, что произнесена им в вечер обручения:

Он хотел нагнуться над ее рукой и поцеловать ее; но она быстрым и грубым движением головы перехватила его губы и свела их со своими. Лицо ее поразило Пьера своим изменившимся, неприятно-растерянным выражением.

«Теперь уж поздно, все кончено; да и я люблю ее», — подумал Пьер.

- Je vous aime!* — сказал он, вспомнив то, что нужно было говорить в этих случаях; но слова эти прозвучали так бедно, что ему стало стыдно за себя.

Через полтора месяца он был обвенчан и поселился, как говорили, счастливым обладателем красавицы жены и миллионов, в большом петербургском, заново отделанном доме графов Безуховых (Там же: 259 — 2бО).

В заключительном абзаце повествователь явно ироничен. Пьер, по всей видимости, не может быть «счастливым обладателем» женщины, которой он едва осмелился сказать: «Je vous aime».

* Я вас люблю! (фф.)

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 330. Читать онлайн