ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 215. Читать онлайн

На этот раз скорее звуковой, а не визуальный ряд выдает в Сталине женщину. Единственное объяснение, почему он поет знаменитым контральто Лидии Руслановой, представляется следующим: вождя кастрировали до того, как он достиг половой зрелости.

Еще одним косвенным свидетельством кастрации Сталина является незаряженная винтовка в первом сне Чонкина (старшина забыл выдать патроны). Приказ Сталина расстрелять Чонкина не может бьггь выполнен. Оружие — один из наиболее часто встречающихся в сновидениях фаллических символов (см.: Freud 1953 — 1965/15: 154); незаряженная винтовка — все равно что отсутствующий фаллос.

В романе множество намеков на то, что к 1941 году Сталин был кастрированным вождем. Перед разбором некоторых из них замечу, что в психоаналитическом плане понятие кастрации, которое на первый взгляд может показаться чем-то сугубо индивидуальным, имеющим отношение к Чонкину (или Сталину, или Войновичу, или читателю), на самом деле весьма адекватно государственному и военно-политическому контексту романа Войновича. Сказать, что Сталин был показан «бессильным» перед лицом гитлеровской агрессии (зачем высказывать все до конца?), — значит сказать обыкновенный трюизм, наподобие тех, что встречаются в учебниках истории. Литературно образованный читатель (читатель Войновича) зевнет, если этим все и ограничится. Своим предположением о кастрации Сталина Войнович открывает целый ряд возможностей зарождения в восприимчивом читателе чувств тревоги, страха, восторга. У Сталина Войновича (в противоположность Сталину Роя Медведева или Исаака Дейчера (Deutscher))— серьезная проблема личного характера„проблема, которую все мы можем без труда понять. Таким образом, Войнович не только следует постулату «око за око», превращая советского диктатора, терроризировавшего страну на протяжении десятилетий, в жертву, но также намекает на другой тип воздаяния, обычно негласный и вьггесненный в бессознательное — писатель апеллирует к гораздо более глубокому комплексу, нежели чувству простого отмщения. Если верить неофрейдистам, идея кастрации мобилизует огромное количество аффектов". Добавить кастрационный комплекс к обычному опасению человека стать жертвой — значит во много раз увеличить возможности сатиры.

Другими словами, в повседневной жизни читатель тратит некоторое количество физической энергии на то, чтобы не

215

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 215. Читать онлайн