ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 403. Читать онлайн

видно, что-то тяготит ero думы: «Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем-то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним» (Там же: 108). Читатель понимает, что «сосредоточение на чем-то одном» — это угрызения совести из-за брошенной на сносях жены. Пьер, казалось бы, должен это понимать, и все же он ни разу не заводит на эту тему разговор. Он, сдается, не видит, что скорбь Андрея чрезмерна.

Безухову неймется рассказать о себе. В этот момент Болконский для него — олицетворение Баздеева и тех «братьев» по масонской ложе, которым он должен доложить о своем предполагаемом нравственном совершенствовании. Но граф обескуражен несчастным видом Андрея:

Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро неприличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорее показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге (Там же).

Попьггавшись заговорить о том, что волнует Андрея, Безухов вновь возвращается к собственной персоне:

- Ну, а вы? — спрашивал Пьер. — Какие ваши планы? — Планы? — иронически повторил князь Андрей. — Мои планы?-

повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. -,Яа вот видишь,

строюсь, хочу к будущему году переехать совсем... Пьер молча, пристально вглядывался в состарившееся лицо Андрея

(Там же).

Слово «планы» уместно для Пьера в его нынешнем состоянии духа, но не для Андрея.

Как и в начале романа, князь Болконский ускользает во время разговора от неуклюжих попьггок Безухова узнать про него. Он перебивает друга и просит рассказать о себе. Но теперь Пьеру, конечно, неудобно говорить о своих достижениях. Постепенно приятели замолкают.

Андрей предлагает прогуляться по усадьбе и посмотреть на ее обустройство. Обходя имение, они беседуют на разные темы, и лишь после обеда к вечеру разговор заходит о существенных вопросах — о личном.

Андрей упоминает о недавнем разрыве Безухова с Элен. Как и следовало ожидать, Пьер заливается краской и отнюдь

403

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 403. Читать онлайн