ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 753. Читать онлайн

ла ero, кончина жены Позднышева воспроизводит в какой-то степени и смерть матери Толстого — опять же в его собственном восприятии. Говоря иначе, смерть жены Позднышева- это не только акт отмщения за пренебрежение, проявленное матерью Толстого к собственному сыну, но и воссоздание той обстановки, в которой Толстой понес невосполнимую утрату, также требовавшую непременного отмщения. Особенно ярким свидетельством этого может служить описанная в «Крейцеровой сонате» сцена у смертного одра.

Точно так же, как Позднышева подвели к смертному ложу ero жены для последнего прощания, поднесли и Левушку, тогда еще не научившегося толком ходить малыша, к умиравшей матери, чтобы он мог получить ее последнее благословение. Присутствовавшим при прощании было не по себе, когда они наблюдали за тем, что происходит. Гусев приводит следующие слова жены учителя Толстого, обращенные к воспитаннику ее мужа:

«Совсем малютка, кажется, в то время года 2 — 3, не больше, вам было. Помню, как ваша, Лев Николаевич, матушка, а наша желанная барыня, умирала; помню, никогда я этого не забуду, как у кровати умирающей собрались: доктор, муж, дети, родные, дворовые, все с печальными лицами. Тихо, осторожно толпятся, жмутся друг к другу, все, кому желательно посмотреть, проститься с близким, добрым человеком. А больная лежит, еле дышит, бледная как смерть; глаза мутиться начинают, кажется, уже совсем мертвая. Только еще память у ней острая, хорошая. Зовет она к себе тихим, слабым голосом мужа, детей, всех по очереди крестит, благословляет, прощается. И вот как доходит очередь до вас, она быстро водит глазами, ищет и спрашивает: "А где же Левушка? .." Все бросились разыскивать вас, а вы, Лев Николаевич, тогда маленький, толстенький, с пухленькими розовыми щечками, как кубарь, бегали, прыгали в детской. И няня, как ни старалась уговорить и остановить ваш звонкий смех, но все было напрасно. Помню, как вас, Лев Николаевич, начали подносить к вашей умирающей матушке, сколько тогда горя приняли с вами. Двое вас держат, а вы вырываетесь, взвизгиваете, плачете и проситесь опять в детскую. Помню, как ваша матушка так же, как и прочих, перекрестила и благословила вас. И две крупные слезы покатились по ее бледным и худым щекам. Вами, Лев Николаевич, для вашей матушки, кажется, еще более придали боли» (Гусев 1954: 58 — 59).

В то время, само собой разумеется, Толстой никак не мог понять, сколь неуместным было ero поведение у смертного ложа матери. Ну а потом~ А потом матери больше не было. Вспышка раздражения, описанная здесь, вполне могла быть ассоциирована впоследствии в сознании маленького Левушки с тем фактом, что он никогда уже не увидит матери живой (и

753

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 753. Читать онлайн