ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 684. Читать онлайн

Позднышев может проявить определенное понимание психологии матерей, которые занимаются сами собой и лишь поневоле уделяют внимание подлинным нуждам своих же детей. Но чувства, которые вызывают у него размышления на данную тему (особенно когда речь заходит о кормлении ребенка материнской грудью), принимают столь крайние, экстремистские формы, что первопричину их следует искать в каком-то его личном злосчастном опьгге. Трудно избавиться от впечатления, что, рассуждая о нравственности женщин, облачающихся в платья с глубоким декольте, частично обнажающим грудь, или перемывая с какой-то неукротимой одержимостью косточки своей уже почившей (и ни разу не названной им по имени) жене, Позднышев бессознательно думает о своей (даже не упомянутой в повести) матери, которая, возможно, по какой-то причине не кормила ero грудью: то ли просто не хотела, то ли не могла.

Между тем Позднышев настолько слеп, что не замечает присущих ему эгоизма, нарциссизма и неспособности любить кого бы то ни было. Зато он прекрасно сознает, что ревнив: «Я во все время моей женитьбы никогда не переставал испытывать терзания ревности» (Там же: 39). Но чуть далее, когда он заговаривает о жене в роли кормящей матери, это жесткое заявление слегка смягчается: «<...> она прекрасно сама кормила детей, и это ношение и кормление детей одно спасало меня от мук ревности. Если бы не это, все случилось бы раньше» (Там же: 40; см. также: Там же: 400). Данное признание позволяет сделать вывод, что испьггывавшееся Василием чувство ревности (как реакция на причиненную ero нарциссизму боль) несколько ослабевало, когда жена, являвшаяся для него образом матери, выполняла то, что представлялось ему подлинными ее материнскими функциями (впрочем, так происходило лишь в том случае, когда она, опять же на взгляд мужа, не проявляла излишнего усердия в уходе за детьми). Особенно большое значение он придавал кормлению ребенка материнской грудью. Герой Толстого был словно не в себе, когда жена, испытывая трудности с грудным вскармливанием их первенца, наняла кормилицу, и ощущал удовлетворение оттого, что последующие дети сосали молоко уже именно из ее грудей.

Среди персонажей Толстого Позднышев не одинок в своих взглядах. Заглянем, к примеру, в работу Джейн Костлоу, которая пишет, помимо прочего, и об «идеализации материнской груди, осуждении найма кормилиц и выявлении естественной

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 684. Читать онлайн