ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 605. Читать онлайн

но играя в юные годы в карты, он был вынужден расстаться с домом, принадлежавшим некогда ero матери и неразрывно связанным с памятью о ней. От «большого дома» в Ясной Поляне осталось только два крыла, в одном из которых и жил впоследствии Толстой с женой и детьми.

В декабре 1897 года писатель, будучи уже в солидном возрасте, отправился в село Долгое, чтобы взглянуть на старое строение, после чего написал: «Очень умиленное впечатление от развалившегося дома. Рой воспоминаний» (Толстой 1928- 1958/53: 169). Ясно, что он был все еще привязан к дому матери, к дому, в котором родился, к дому, которого сам же лишил себя. В 1913 году строение вновь было разобрано, на этот раз на бревна и кирпичи (Там же: 485).

Сын Льва Николаевича Толстого Илья Львович вспоминал

о том, как ero отец рассказывал друтим о своем месте рождения:

Когда кто-нибудь спрашивал отца, где он родился, он показывал на высокую лиственницу, растущую на месте старого фундамента.

- Вон там, где теперь макушка этой лиственницы, была маменькина комната; там я и родился, на кожаном диване, — говорил он (Толстой 1914: 2б; аналогичный рассказ приводится и в книге сестры Ильи Львовича Александры Львовны Толстой, см.: Толстая 1989: 9).

В изданной в 1914 году автобиографической книге Ильи Львовича имеется фотоснимок места, где стоял когда-то старый дом. На фотографии мы видим лишь высокие деревья, успевшие вырасти, после того как строение разобрали. Среди деревьев — и та самая лиственница с тощей верхушкой. На стволе, примерно в четверти ярда от земли, заметен небольшой белый крест. Надпись под фото, относящаяся к помеченному таким образом дереву, гласит: «Лиственница, на макушке которой родился Л. Н.» (Толстой 1914: напротив с. 24). Заметим попутно, что эта весьма важная фотография не была воспроизведена в советском издании книги Ильи Львовича, вышедшем в свет в 1969 году (см.: Толстой 2000).

В мае 1996 года, отправившись в Ясную Поляну, я посетил этот поросший деревьями просторный участок между двумя крылами размещавшейся тут прежде усадьбы и нашел упомянутую выше лиственницу, которая стала еще выше, чем прежде. В моем сознании это место ассоциируется с теми проблемами, которые возникают у исследователя, пьггающегося понять, сколь важное место занимала в сердце Толстого ero мать.

Как отмечалось выше, Левушке было 23 месяца, когда умерла ero мать'". Он находился тогда в той фазе развития,

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 605. Читать онлайн