ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 812. Читать онлайн

результат фЯстфации женской сексуальности, то ему пришлось бы признать, что он, то отказываясь от половых сношений с Софьей Андреевной, то возобновляя их, причинял ей огромный вред. Возможно, он понял бы тогда, что и в данный момент вел себя так же садистски, как и в ту пору, когда заставлял ее читать его дневники. Отметим еще, что садизм такого рода играл в жизни Толстого столь же важную роль, как и мазохизм, проявлявшийся, в частности, в том, что, оставаясь наедине со своей сексуально привлекательной и становящейся все более «трудной» женой, Лев Николаевич нес на себе тяжкий «крест».

Во время работы над «Крейцеровой сонатой» произошел случай, когда Толстой, судя по всему, приблизился чуть не вплотную к признанию истинной этиологии истерии. В дневниковой записи от 20 сентября он сообщает о разговоре со своим знакомым, крестьянским писателем Иваном Герасимовичем Журавовым (18б2 — 1919), пришедшим навестить ero в Ясную Поляну. Журавов написал рассказ о кликуше. Толстой прочитал это сочинение и, поскольку оно понравилось ему, отправил ero 21 сентября В.Г. Черткову для публикации в «Посреднике»'«'. Ночь после прочтения рассказа Лев Николаевич провел беспокойно: «Ночью кошмар; сумасшедшая, беснующаяся, к<оторую> держат сзади» (из дневниковой записи от 21 сентября 1889 года; Толстой 1928 — 1958/50: 145). Писатель, казалось, пожалел безумную женщину, поскольку, сделав приведенную выше запись, внезапно заявляет затем: «Окончательно решил переделать, не надо убийства» (Там же). Как я отмечал выше, это решение оказалось временным, и сцена смертоубийства была восстановлена. Но почему он столь неожиданно изменил первоначальное намерение, и почему это произошло в контексте сна о женском безумии?

Представляется, что ответы на эти вопросы крылись в самом психическом состоянии женщины, явившейся Толстому во сне: она появляется сзади, что может напоминать традиционное среди русского крестьянства положение женщины во время полового сношения, — а tergo, more ferarum (лат. повернувшись спиною — так, как это делают звери)'".,Для большинства такая поза не является оптимальной: как правило, она не стимулирует нормально оргазм и только расстраивает женщину (см.: Rancour-Laferriere 1992: 37, 69 — 72). Но, согласно мнению, широко распространенному в то время, когда Толстой писал «Крейцерову сонату», истерия как раз и вызывается расстройством на сексуальной почве. Во сне писатель вроде бы

812

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 812. Читать онлайн