ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 512. Читать онлайн

прекрасно согласуется с ядром нарциссического ощущения, что каждое эго что-то содержит в себе: со иной-то уж точно ничего и никогда не случится. Из-за того что Пьер на всем протяжении романа постоянно выходит сухим из воды, он становится нарциссическим двойником то ли самого Толстого, то ли читателя. Андрей — еще один единственно возможный претендент на эту роль, но он погибает"'.

Любить или быть любимым — все едино.,другое дело ненавидеть и быль предметом ненависти. У Пьера что-то не ладится с чувством ненависти. В начале произведения кажется, будто это чувство ему недоступно. У него такая добрая душа. Когда же он наконец испьггывает чувство настоящей ненависти, то она наифавлена на ранее иаеализи~говавшиеся ии объекты: Элен, чья красота столь ошеломила его, что и е.иу захотелось быть таким же красивым; Долохова, чей трюк на окне так восхитил ero, что наш герой пожелал повторить его; Анатоля Курагина, беззаботностью которого Безухов восторгался незадолго до того, как схватил повесу за шиворот, узнав î ero попытке похитить Наташу; Наполеона, предмет восторженной похвалы Безухова на званом вечере у Анны Павловны. Всякий раз Пьер жаждет «убить» объект, пусть он прежде и восхищался им, идентифицировал себя с ним, объект, который в ряде случаев становился самообъектом.

Предметом ненависти Пьера подчас оказывается самообьект. Вот почему ненависть Безухова столь сдержанна, взрывоопасна, безумна, когда наконец вырывается наружу. Вот почему она скоро истощается. Ненависть к самообъекту сродни ненависти к самому себе, а там недалеко и до самоубийства.

Ему не везет на взаииную ненависть. Он чересчур мил. Кроме того, поскольку его по-настоящему никто не любит почти до конца романа, то и ненавидеть по-настоящему его также невозможно. Батюшка ero не был столь привязан к нему, чтобы испытывать ненависть. Элен большей частью равнодушна к нему, ее занимает его состояние (и, возможно, его тело). Poaoxos просто прирожденный бретер и был счастлив лишь тогда, когда ему предоставлялась возможность обменяться выстрелами с человеком, стоящим неизмеримо выше его на иерархической лестнице. Андрей чересчур снисходителен к Пьеру и не принимает ero всерьез и потому не питает к нему ненависти (все могло бы сложиться иначе, если бы из-за Наташи они стали соперниками). Что до Каратаева, то трудно представить, что он в состоянии ненавидеть кого бы то ни было.

512

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 512. Читать онлайн