ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 733. Читать онлайн

В то время как первым «зверским чувством» является желание убить жену, «второе зверское чувство» — это уже испытанное им половое влечение к ней, вспыхнувшее стремление проникнуть в нее в результате полового сношения. Позднышев моментально переходит от одного к другому, что для него вполне естественно: он же не видит смысловых и эмоциональных различий между тем и другим, поскольку в его представлении «оно одно» — эти самые «и то, и друтое». Эта эквивалентность, или взаимозаменяемость, чувств особенно ярко выражена в другой редакции повести, где Позднышев заявляет: «Прежде бывало, что, чем больше я предавался плотской любви, тем больше я ее ненавидел. Так теперь выходило тоже с другой стороны: чем больше я ее ненавидел, тем сильнее я желал ее» (Там же: 401). Еще в одной редакции говорится: «<...> я никогда так страстно не желал ее и никогда так страстно ее не ненавидел» (Там же: 404). В окончательной редакции «Крейцеровой сонаты» данная эквивалентность выражена в более мягкой форме, поскольку столь противоположные чувства Позднышев испытывает теперь не одновременно, как это бывало в предыдущих редакциях, а поочередно: «<...> периоды злобы возникали во мне совершенно правильно и равномерно, соответственно r'åðèoäàì того, что мы называли любовью. Период любви — период злобы; энергичный период любви — длинный период злобы; более слабое проявление любви — короткий период злобы» (Там же: 45). И все же, несмотря ни на что, и здесь внимание читателя обращается на все ту же эквивалентность «любви» и «злобы»'. «Тогда мы не понимали, что эта любовь и злоба были то же самое животное чувство, только с разных концов» (Там же).

В общем, по Позднышеву, выходит, что сексуальное влечение («то, что мы называли любовью» ) и ненависть — одно и то же. У нормального читателя подобная точка зрения вызовет лишь недоумение в отличие от Василия с ero расстроенной психикой, который — как и, возможно, Толстой — полагает, что она адекватно отражает действительность. Лев Николаевич, несомненно, не относился бы столь отрицательно к сексуальным отношениям между полами, если бы не считал, что мужчины, поддерживая половые сношения с женщинами, наносят им вред.

Толстой и в данном случае производит впечатление чуть ли не феминиста. Недаром же Андреа Дворкин в далеко не научной и исключительно эмоциональной первой главе своей работы «Половые сношения» безоговорочно соглашается с

733

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 733. Читать онлайн