ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 88. Читать онлайн

таю одним из самых эрудированных и выдающихся ученых-гуманитариев Советского Союза. Добавлю также, что, живи Бахтин не в такое репрессивное время и в более свободном государстве, он не стал бы с таким упорством избегать психоанализа.

Исследуя гоголевский и раблезианский юмор, Бахтин ни разу не упоминает одного из двух важнейших научных трудов на тему юмора, написанных в ХХ веке, а именно: «Остроумие и его отношение к бессознательному» Фрейда' (второго великого трактата — «Смех» Анри Бергсона' — Бахтин касается мимоходом; см.: Бахтин 1975: 492; Бахтин 1990а: 533). Итак, цель Бахтина, очевидно, заключается в стремлении доказать, что «народная смеховая культура» насквозь пронизывает творчество Гоголя. Когда «очевидная» цель достигнута, мы действительно получаем интереснейший этюд описательной подтекстологии (ср.: Laferriere 1977б: гл. 5), но тут обнаруживается, что за этой целью стоит другая, более грандиозная: Бахтин надеется объяснить в своих трудах нечто неизмеримо большее, ошибочно полагая, что достаточно установления самого факта присутствия народной культуры в гоголевских работах.

Карнавализованные коллективы, в сущности, изъяты народным смехом из «настоящей», «серьезной», «должной» жизни. Нет точки зрения серьезности, противопоставленной смеху. Смех — «единственньй положительный герой» (Бахтин 1990а: 535).

Проблема гоголевского смеха может бьггь правильно поставлена и

решена только на основе изучения народной смеховой культуры (Там

же: 53б).

Только благодаря народной культуре современносп Гоголя приобщается к «большому времени» (Там же: 535; курсив везде мой. — P. P.-Л ).

Из этих кратких цитат, последовательность которых я изменил, чтобы продемонстрировать реальный ход мыслей Бахтина, со всей наглядностью вьггекает, что для него гоголевский смех- это смех космический, бессмертный, основанный на народной смеховой культуре. То есть выходит, что непрекращающееся воздействие одного типа смеха (бессмертного гоголевского смеха) объясняется значимостью другого типа смеха — народного. Такое объяснение само по себе опирается не на какую-либо самостоятельную теорию юмора (персонификация смеха как «единственного положительного героя» — первоначально это идея Гоголя — не более чем пустое теоретизирование), а на особую связь, которую некоторые французские критики любят называть «intertextua1ite» («интертекстуальностью»). Один «текст» предпо-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 88. Читать онлайн