ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 276. Читать онлайн

кусать и терзать мать и ее груди, а также разрушать ее другими способами.

Самое важное в этих деструктивных фантазиях, которые сродни желанию смерти, — то, что малыш осознает: желаемое в фантазиях действительно имело месго; он чувствует, что на га.аом деле Еаз1аушил объект своих десгруктивных импульсов, и продолжает разрушать ero (Там же: 308).

Таким образом, с кляйнианской точки зрения, печальная история Дуровой о том, как она лишилась материнской груди,- фантазия, культивировавшаяся в девочке с раннего детства. В своей фантазии она садистски атаковала грудь разочаровавшей ее матери. По прошествии времени дочь, по всей видимости, испытывает вину за это нападение, однако не берет на себя полную ответственность за произошедшее. Здесь можно сказать, что Дурова поступает очень по-русски: винит судьбу за то, что сделала сама'. Это судьба предопределила акт агрессии- та же самая судьба, которая, по словам Дуровой, уготовила ей солдатское поприще, то есть участь обученного, профессионального агрессора.

Фактически и ее оральная агрессия против матери, и ее взрослая солдатская агрессия против военного врага имеют корнями все ту же изначальную неспособность матери любить дочь. Если бы мать не отвернулась от нее, Надежда не стала бы солдатом. В сценах раннего детства Дурова уже говорит о себе как о «богатыре» и — применительно к своему будущему- о «солдатском мундире» (см.: Дурова 1988: 26, 27). Когда, много лет спустя, ее мать узнает, что дочь стала солдатом, то умирает с ощущением позора:

Я имела безрассудство писать, что непомерная строгость матери выгнала меня из дома отцовского1 что я прошу батюшку в случае, если я буду убита, просппь мне ту печаль, которую нанесет ему смерть моя. Матушка лежала опасно больная в постели и была очень слаба, когда ей принесли это письмо; она взяла его, прочитала; молчала с минуту; потом, сказав со вздохом: «Она винит меня!» — отвернулась к стене и умерла!.. (Дурова 1984: 92 — 93).

Если в «младенческой» сцене мать отвофачивается от ребенка, имевшего несчастье не бьггь мальчиком («отвернулась к стене»), здесь она отвофачивастся и умирает, узнав, что дочь оставила ее, дабы стать солдатом («отвернулась к стене и умерла»). Хотя Дурова разрыдалась, услышав о смерти матери, но в самбм подборе слов, которым она пользуется, ощущается какая-то безжалостность и удовлетворенное чувство мести.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 276. Читать онлайн