ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 814. Читать онлайн

стого повесть «Чья вина?» (1892 — 1893), содержание которой пересказано в замечательной книге Петера Меллера, посвященной «Крейцеровой сонате» (см.: Ми11ег 1988: 172 — 177). Замечу еще, что полное, без всяких сокращений, издание дневников Софьи Андреевны можно было бы только приветствовать. Зная, сколь много работ было уже опубликовано о Толстом, включая нечитабельные фолианты советских литературоведов-поденщиков и полуграмотные воспоминания крестьян, встречавшихся с Львом Николаевичем, можно лишь выразить недоумение по поводу того, что многое из написанного Софьей Андреевной до сих пор не увидело свет.

Относительно недавно феминистские мыслители обратили внимание на определенную связь между истерией и социокультурным угнетением женщин. Если симптомы болезненного состояния Софьи Андреевны принять за истерию в широком смысле слова, то, несомненно, замужняя жизнь супруги Толстого полностью подтверждает это. В сгатье, вошедшей в исключительно глубокий по содержанию сборник научных работ, посвященный известной, описанной некогда Фрейдом истории болезни Доры, Клер Кахане отмечает, в частности, что «современные феминисты склонны видеть причину возникновения истерии в обществах с патриархальной культурой в том, что женщины там лишены покоя и здоровья» (см.: Kahane 1990: 31; см. также: Smith-Rosenberg 1972). Говоря о Софье Андреевне, следует учитывать, что высший слой российского общества конца 1 -ro столетия и был носителем пресловутой патриархальной культуры. В роли же патриарха, непосредственно возвышавшегося над ней, выступал сам Лев Николаевич. Его полное вопиющих противоречий представление о гетеросексуальных отношениях (не говоря уже о других вещах, таких, например, как скрьггные взаимоотношения с Чертковым или семейные конфликты по вопросу собственности) и сделали Софью Андреевну «истернчкой». Во всяком случае, я не вижу никакого другого объяснения тому, что и до замужества, и после того, как Толстого не стало, у нее наблюдались лишь слабые в целом симптомы психического расстройства. Возможно, причиной бегства нашего героя из Ясной Поляны в ставшие роковыми для него последние дни 1910 года и стали сцены, которые закатывала ему Софья Андреевна. Но ведь он же сам и довел ее чуть ли не до умопомешательства. Если в неопубликованных записях жены Толстого и упоминаются еще более очевидные симптомы нарушений ее (или его) психики, чем те, о которых сообщается в работах, изданных с мило-

814

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 814. Читать онлайн