ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 758. Читать онлайн

усугублялось, приближаясь постепенно к критической точке. Где-то в апреле или мае 1871 года Лев Николаевич написал своему близкому другу математику Сергею Семеновичу Урусову (1827 — 1897): «Мое здоровье все скверно. Никогда в жизни не испытывал такой тоски. Жить не хочется» (Толстой 1928 — 1958/б1: 253). Судя по данным словам, писателю было лишь немногим лучше, чем в Арзамасе, где, как мы можем высчитать, за полтора года до этого у него случился припадок смертной тоски, или, выражаясь наукообразно, «депрессивной тревоги». В начале июля Толстой пишет Афанасию Афанасьевичу Фету (1820 — 1892) об «упадке сил» (Там же: 255). Правда, порою чувство тоски пропадало, но лишь затем, чтобы вскоре снова вернуться. И только после того, как наш герой провел два месяца — июнь и июль — в самарских степях, куда отправился ради кумыса, в ero психическом состоянии произошло некоторое улучшение. По возвращении в начале августа в Ясную Поляну он возобновил половые сношения с Софьей Андреевной, о чем можно судить по тому, что к октябрю она вновь забеременела и в июне 1872 года родила сына, названного Петром.

Предшествовавший этому отказ Софьи Андреевны и дальше рожать детей, должно быть, нанес душе Толстого по-настоящему глубокую травму и вызвал нарциссическое чувство обиды, поскольку в противном случае трудно было бы объяснить, почему весной 1871 года он впал столь быстро в тяжелое депрессивное состояние. Гусев, и не будучи психоаналитиком, сумел тем не менее сделать исключительно точное в психологическом плане заключение относительно наблюдавшегося у Льва Николаевича острого психического расстройства: «Толстой не представлял себе семейной жизни без ее последствий — детей. Этот "обрыв струны семейной жизни" был столь мучителен для него, что он сделался серьезно болен. Во всю свою жизнь Толстой заболевал не столько от физических, сколько от нравственных причин. Так было и на этот раз» (Гусев 1963: 27)'".

Ни Лев Николаевич, ни Софья Андреевна в своих описаниях кризисной ситуации 1871 года даже не упоминают о том, что можно было бы предотвращать беременность принятием противозачаточных мер. И это — не случайно. Толстой попросту не допустил бы их применения. Он был значительно более сильной личностью, чем Позднышев, который, еще больше ненавидя жену за то, что та прибегала к противозачаточным мерам, не мог помешать ей делать этого после того, как у них уже родилось пятеро детей"'.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 758. Читать онлайн