ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 785. Читать онлайн

русском языке, полностью соответствует английскому «mother nature» (сравните также русское «дитя природы» с английским «child of nature» или русское «на лоне природы» с английским «in the bosom of nature», см.: ССРЛЯ 1948 — 1965/ 11: 704 — 705). Заметим также что в русском слове «природа» содержится корневая морфема «-род-», связанная в основе своей с таким понятием, как «роды». Помимо слова «природа», неоднократно употребленного в приведенном выше отрывке, в тексте, непосредственно предшествующем ему, чередуются между собой и такие однокорневые с «природой» слова, как «новорожденный» и «зародыш». Корень «-род-», таким образом, встречается на небольшом протяжении столь часто, что трудно не поддаться впечатлению, что в бессознательном Толстого, когда писались эти строки, присутствовал образ матери — той женщины, которая, как-никак, Родила его'"'.

Как мне представляется, Лев Николаевич, жалуясь, по существу, на то, что в его ранних воспоминаниях природа как таковая отсутствует, фактически подчеркивает тем самым, что рос без матери. Судя по всему, помнить мать, хранить в сознании ее подлинный образ он не мог, что, однако, не мешало ему постоянно упоминать ее в скрьггой форме, используя различные синонимы «матери-природы» и другие слова с корнем «род». Но это еще не все: процитированную выше небольшую тираду писатель завершает утверждением, будто и сам он был прифооой. То есть он идентифицирует себя с женщиной, которая его родила, со своей отсутствующей матерью. Он был собственной матерью. В данном случае, думается мне, перед нами явный отголосок «идентификации с утраченным объектом», наблюдаемой в некоторых погребальных причитаниях (см.: Freud 1953 — 1965/14: 249; Там же/18: 108 — 109; Fenichel 1945: 394).

Другие признаки идентификации с утраченным объектом, или слияния с ним, могут быть прослежены и в значительном сходстве Толстого с матерью: оба они проявляли интерес к педагогике, были превосходными рассказчиками, играли на рояле, собирали афоризмы морально-этического содержания и так далее. По моему мнению, здесь еще есть чем заняться психоаналитикам. В каком-то отношении Толстой сам стал матерью. Матерью, на которую гневался за то, что она умерла. И это — лишнее подтверждение правомочности известного изречения Фрейда «тень от объекта падает на эго» (Freud 1953- 1965/14: 249).

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 785. Читать онлайн