ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 821. Читать онлайн

слависты. Напр., P.-Ф. Христиан, описывая состояние Толстого в период, непосредственно предшествовавший созданию «Исповеди», характеризует ero как «жертву все усиливавшегося чувства безотрадности и прогрессирующей депрессии» (Christian 1969: 212). Ричард Ф. Густафсон указывает на то, что «Записки сумасшедшего» — яркое свидетельство депрессивного состояния их автора (см.: Gustafson 1986: 161), а Джеймс Л. Райс говорит о «вызванной депрессией исключительно низкой самооценке» Толстого и его «саморазрушительных настроениях» (Rice 1994: 84). Луиса Смолучевски в своем исключительно глубоком, обстоятельном исследовании, посвященном супружеской жизни Толстого, также упоминает о «глубокой депрессии», в которой он пребывал в 1881 — 1884 гг. (см.: Smoluchowski 1988: 118). В общем, как клиницисты, так и слависты, ни в коем случае не преуменьшая великого творческого потенциала Льва Николаевича, едины во мнении о том, что писатель испытывал симптомы депрессии в самые различные периоды своей жизни.

" Фотоснимок и описание этой фамильной усыпальницы даются в изд.: Пузин 1988: фронтиспис, 11. Во время посещения Ясной Поляны мне не разрешили войти и осмотреть склеп изнутри; он был закрьгг на висячий замок, но, как говорится у Н.П. Пузина, внутри, как и снаружи, он побелен известковым раствором и покрашен клеевой краской.

В 1904 r., согласно Пузину, Толстой часто посещал Кочаковское кладбище, проявляя повышенный интерес к проводившемуся там в то время ремонту семейного склепа (см.: Там же: 29, примеч. 15). Как раз в этот период он, как известно, работал над «Воспоминаниями».

»' В указанном произведении об этой «таинственной зеленой палочке» рассказывается следующим образом: «<...> главная тайна о том, как сделать, чтобы все люди не знали никаких несчастий, никогда не ссорились и не сердились, а были бы постоянно счастливы, эта тайна была, как он [брат Льва Николаевича Николай] нам говорил, написана нм на зеленой палочке, и палочка эта зарыта у дороги, на краю оврага старого Заказа, в том месте, в котором я, так как надо же где-нибудь зарыть мой труп, просил в памягь Николеньки закопать меня» (Толстой 1928 — 1958/34: 386). (Щилтч. пфев.)

Более обстоятельно Толстой начинает говорить о «зеленой палочке» в 1905 r.(ñì.: Гусев 1960: 496, 508, 516).

' В более позднюю пору своей жизни Толстой развил в себе сентиментальное стремление к смерти и совершенно спокойно говорил о готовности умереть (см.,напр.: Гусев 1973: 100, 147, 173, 194 †1, 198, 234). Подобное настроение не всегда — во всяком случае, явно- было связано с тоской или депрессией, как наблюдалось это во время психического расстройства в Арзамасе, и оно, по нашему мнению, должно стать объектом дальнейшего психоаналитического исследования.

В своей весьма интересной статье Андрей Коджак рассматривает семантическую структуру и историю создания Толстым «собственного

821

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 821. Читать онлайн