ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 56. Читать онлайн

(30)

Эстетический

референт

Формальный

референт

Биографиче-

ский референт

Психоаналитиче-

ский референт

шифгеры

первого

лица

герой

Александр

Сергеевич

Пушкин

доэдипово эго

Пушкина

поэт

шифте ры

второго

лица

Анна Петровна

Керн

привидевшаяся

фаллическая

мать

муза

героиня

~анньй шифтер лица (например, местоимение, местоименная часть речи, глагольное окончание) имеет, таким образом, по крайней мере, четыре разных референта. Любые два рефе-

только дает читателю своего рода защиту в виде поэтической формы, но и вьггесняет все гомосексуальные и эдиповокомплексные ассоциации, пронизывающие пушкинские письма, благодаря чему героиня оказывается в гораздо более близких, интимных отношениях с героем — не то что Пушкин и Анна Петровна. До появления эдипова комплекса такого рода отношения устанавливаются между активной матерью и бездеятельным, зависимым ребенком (ср. исследование Рут Брюнсвик о важной роли дихотомии «активность/бездеятельность» в пору развития — до формирования эдипова комплекса (см.: Brunswick 1940: 298 — 302; см. также: Laplanche, Pontalis 1973: 323 — 325)). Из ткани стихотворения изгнан дух беспокойного мужского соперничества, остался лишь неподдельный восторг, вызванный присутствием только материнской фигуры.

В таком случае, пожалуй, можно провести одну-единсп|енную параллель между Ашюй Петровной и женщиной из стихотворения, хотя во всем остальном их и рядом поставить нельзя. Также невозможно утверждать, будто Пушкин и герой стихотворения — одно и то же лицо. Скажем аккуратнее: появление Анны Петровны послужило основанием для воскрешения в душе Пупжина его неизменной музы, то есть привидевшейся ему в видениях фаллической матери. Соответственно мы имеем право заявить: Александр Сергеевич Пушкин — мужчина, благодаря Анне Петровне становящийся Александром Сергеевичем Пушкиным-поэтом, воскрешает свое эго, существовавшее до появления эдипова комплекса. Разнообразие референтов для шифтеровгэ первого и второго лица в стихотворении можно изобразить на диаграмме следующим образом:

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 56. Читать онлайн