ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 694. Читать онлайн

были полны молока. Но она решила забрать своего ребенка обратно, и Чертков писал теперь это письмо в расчете на то, что такой влиятельный человек, как Толстой, сможет помочь разыскать малыша и вернуть ero матери. Что же касается самой этой женщины, то она выразила желание служить у Чертковых кормилицей и после того, как вновь обретет свое чадо.

Толстой с готовностью откликнулся на просьбу. «И очень, очень рад всему этому», — писал он Черткову (Толстой 1928- 1958/86: 108). Все бросив, Лев Николаевич энергично взялся за поиски младенца. За сутки дело было сделано, и Толстой, отправляя малыша Чертковым, написал в сопроводительной записке: «Посылаю вам, милый друг, ребенка. Все сделалось легко. Боюсь за мороз, но и боюсь держать без матери» (Там же 86: 110; см. также: Опульская 1979: 127 — 129). Так что, как видим, наш герой вернул еще одного ребенка к материнской груди"'.

Примерно через две недели Толстой посетил Чертковых в Крекшино. Там он поделился с женой своего издателя планами написать работу о том, «как муж жену убил» (см.: Толстой 1928 — 1958/86: 112; см. также: Опульская 1979: 128). Речь шла, несомненно, о «Крейцеровой сонате».

Возможно, наиболее ярким свидетельством заботы Льва Николаевича о кормлении грудью крестьянских детей является развернутая им в 1889 году полемика о таком традиционном в России средстве успокаивать грудных младенцев, как соска (рожок).

В те годы в качестве соски широко применялась мокрая тряпица, которую подносили ко рту младенца вместе с завернутыми в нее зернышками или небольшими кусочками прочей пищи, предварительно пережеванными кем-нибудь из членов семьи. Это содействовавшее распространению инфекции средство обьгчно начинали применять вскоре после появления дитя на свет. Особенно широко оно использовалось в летние месяцы, когда матерей отправляли на весь день на работу вдали от дома. В подобной ситуации были неизбежны желудочно-кишечные заболевания, имевшие нередко летальный исход. Как весьма убедительно говорит историк, Дэвид Рансел, соска была одной из главных причин высокой детской смертности в России во второй половине XIX века, когда почти половина крестьянских детей не доживала до пяти лет. Последствия вспышек некоторых «летних» заболеваний среди младенцев (с утра до ночи матери работали на полях) были поистине ужасающи-

б94

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 694. Читать онлайн