ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 578. Читать онлайн

с гардинкой, — красной. Стол карельской березы и диван с изогнугыми сторонами. Мы вошли. Сергей устроил самовар, залил чай. А я взял подушку и лег на диван. Я не спал, но слушал, как Сергей пил чай и меня звал. Мне сграшно было scram, разгулять сон и сидеть в этой комнате страшно. Я не встал и стал задремывать. Верно, и задремал, потому что когда я очнулся, никого в комнате не было и было темно. Я был опять так же пробужен, как на телеге. Заснугь, я чувствовал, не было никакой возможности. Зачем я сюда заехал? Куда я везу себя? От чего, куда я убегаю? — Я убегаю от чего-то страшного и не могу убежать. Я всегда с собою, и я-то и мучителен себе. Я, вот он, я весь тут. Ни пензенское, ни какое именье ничего не прибавит и не убавит мне. А я-то, я-то надоел себе, несносен, мучителен себе. Я хочу заснуть, забыться и не могу. Не могу уйти от себя. Я вышел в коридор. Сергей спал на узенькой скамье, скинув руку, но спал сладко, и сторож с пятном спал (Толстой 1928 — 1958/26: 4б9).

Здесь, в этом отрывке из художественного произведения, депрессия, ощущавшаяся Толстым в Арзамасе, как бы выступает на первый план, в то время как тревога представляется нам менее важной4с. Обрушившаяся на рассказчика депрессия проявляет себя в полной мере. Бессонница, сопровождаемая страхом, который вызывает сама мысль о том, что можно бы и встать, коль уж не спится, испытываемое им ощущение бессмысленности всего, что бы он ни делал, отвращение к самому себе и мучительные размышления о смерти — все это хорошо знакомо специалистам из клинической практики.

У рассказчика, находящегося в подобном, глубоко депрессивном состоянии, не остается иного выбора, кроме как противостоять смерти как экзистенциальной" философской категории". Конечно, это вовсе не значит, что приступы тревоги сами по себе не могут приводить к тому же. Но депрессия по самой своей природе создает лучшие, чем тревога, предпосылки для длительного мысленного противостояния смерти. Глубоко депрессированные люди не могут избежать мыслей о смерти, и, как свидетельствует о том сама жизнь, они, с одной стороны, страшась смерти, а с другой — испытывая к ней тягу (в стремлении выбраться из ужасного положения), строят порой планы самоубийства и подчас даже реализуют их. В «Исповеди», написанной несколькими годами ранее, Толстой признается, что должен был прятать от себя веревку и, отправляясь на охоту, оставлять дома огнестрельное оружие, чтобы не поддаться искушению совершить самоубийство (см.: Там же/23: 120)4'.

* То есть связанной с экзистенциализмом (философией существования), рассматривающим человеческое существование (экзистенцию) как нерасчлененную целосгносгь объекта и субъекта. (Пфилич. nepes.)

578

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 578. Читать онлайн