ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 485. Читать онлайн

тельно конечного отношения Пьера к Каратаеву. Так, Донна Оруин пишет: «Событие, прямо предшествующее сну с шаром,- это смерть Платона Каратаева, на чьи последние жалобные призывы Пьер сознательно не обратил никакого внимания. Чтобы сохранить собственную волю к жизни, он воздержался от принесения себя в жертву. Поступив таким образом, Безухов впервые ощутил необходимость естественного эгоизма и стал способен принимать его в окружающих» (Orwin 1988: 20). Сравните со словами Эдуарда Уосиолека: «Пьер учится самоутверждению, а не самоотрицанию, учится жить для себя, а не для других <...>» (Wasiolek 1978: 94). А вот заключение российского литературоведа Павла Громова: «То, что Пьеру "слишком страшно было за себя", означает, что в эту страшную для него минуту Пьера спасает "естественный эгоизм"» (Громов 1977: 455).

Итак, итогом перерождения Безухова становится утверждение ero самости, независимой от самостей других людей. Освободившись из плена, Пьер точно знает: он не мужик. В пору меценатства это было ему невдомек. Более того, в скором времени он не только утвердится в понимании, что он не мужик, но ему будет приятно ощущать себя блином, помещиком.

Подытожим: можно сказать, что под воздействием материнской фигуры Платона Каратаева Пьер психологически перерождается. Каратаев при этом, однако, отходит в мир иной. Он умирает «при рождении» Пьера. При сходных обстоятельствах, родив Николиньку Болконского (будущего декабриста, как и Пьер), скончалась маленькая княгиня Лиза и, разрешившись дочерью, — мать Толстого''8.

Глава 23

ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ ЭЛЕН

После освобождения из плена Пьер отправляется в Орел. Пробыв там несколько дней, он собирается в Киев, но тут серьезное заболевание валит ero с ног и на три месяца укладывает в койку. У него желчная горячка. Сказались тяжелые условия плена, «догнавшие» нашего героя.

Однако ero болезнь, возможно, вызвана рядом психологических факторов. Вскоре после освобождения ему сообщают о смерти жены. Тут же он узнает, что князь Андрей не был убит при Бородино, а умер спустя месяц в Ярославле, в доме Ростовых.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 485. Читать онлайн