ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 632. Читать онлайн

- Да что же, зто не любовь, — сказала дама. Черный [Позднышев] вздрогнул от досады, но даже и не оглянулся на

даму, а все время обращался только к господину с хорошими вещами

(Там же: Зб2).

О тех неприязненных чувствах, что вызывала у Василия ero

попутчица, свидетельствуют и нижеприведенные строки:

- Она была женщина без образованья, — сказала дама. Опять он рассердился на даму и, не глядя на нее, отвечал господину

с хорошими вещами: — Образованья она была того самого, при котором женщины про себя

говорят: женщина образованная (TaM же: 363).

Удалив из повести подобные неприятные сценки с дамой, Толстой предоставил своему герою полную свободу словоизвержения в нападках как на сексуальность, так и на слабый пол: ведь в обществе женщины, в отличие от сугубо мужской компании, невозможно выражать столь уж открьгго женоненавистнические воззрения. Уже в третьей редакции автор оставляет Позднышева (именуемого на этот раз Леонидом Степановым) наедине с молодым мужчиной, выполняющим функции рассказчика в окончательной редакции «Крейцеровой сонаты».

Заключительная часть последней редакции повести — это в основном монолог Позднышева~, лишь изредка прерываемый отдельными замечаниями рассказчика. Рассуждения Василия не только пространны, но и порою бессвязны, а ero нескончаемые отвлечения моралистического толка, как может заметить читатель, просто не состыковываются в некоторых местах с тем, о чем он сам же сообщает, касаясь совершенного им страшного злодеяния {по этому вопросу см. в первую очередь: Holthusen 1974). Кроме того, представляется странным, чтобы кто-то изливал так свою душу перед незнакомцем, с которым впервые повстречался в поезде", и к тому же еще и в трезвом состоянии"'. Вместе с тем необходимо отметить как положительный факт то обстоятельство, что оба они — и тот, кто говорил, и тот, кто слушал, чтобы пересказать впоследствии запомнившееся, — принадлежали к одному полу.

Высказывания Позднышева вызывают у многих читателей глубокое отвращение, а учиненная им расправа с его же собственной женой относится к тем преступлениям, которые невозможно простить. И все же от рассказанной им истории трудно отмахнуться. Мало того, кое-кто из нас даже испытывает сочувствие к этому убийце. Подобная реакция на «Крейцерову сонату» является, по мненик1 Марка Алданова, свиде-

632

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 632. Читать онлайн