ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 97. Читать онлайн

различных национальностях («русский, грузин, украинец, узбек, чуваш и прочие собираются вместе <...>») поначалу кажется вполне уместным, пока она не произносит конец фразы («<...> и идут бить евреев»). Вот тут-то у нас и появляется возможность выразить недовольство советской идеологической концепцией интернационализма. С точки зрения уэбстеровского определения здесь присутствуют два элемента: (1) «глупость» интернационализма и (2) наше насмешливое отношение к интернационализму/советской идеологии в целом.

А теперь давайте посмотрим на сатиру более детально по сравнению со словарным определением. Сказать, что сатира особо высмеивает «глупость» и «порок», значит согласиться с тем, что существует уже укоренившееся негативное отношение к объекту сатиры. Предметам изначально пе присущи «глупость» или «порок». «Смехотворность» также не является для них существенной. Предметы остаются такими, какие они есть, а смех — один из способов проявления к ним отношения. Нам интересна теория не о самом объекте, а об отношении к нему.

Предположим, что читатель романа Зиновьева испытывае г внутреннюю, именно внутреннюю, неприязнь к советской идеологии. Внешне он может бьггь благосклонен и к основным философским принципам советского марксизма, и к практическим сторонам повседневной жизни в Советском Союзе. Он даже может быть членом партии или должностным лицом в советском правительстве. И все же такой читатель способен смеяться над реалиями Страны Советов сильнее, нежели тот, у кого более открытые антисоветские взгляды.

Предположим, что читатель Зиновьева живет в Советском Союзе или жил там и, следовательно, знает, что значит скрывать антисоветские взгляды. Например, нельзя открьгго жаловаться на недостаток хороших продуктов (только привилегированное меньшинство не знакомо с дефицитом товаров), трудности, связанные с приобретением визы для поездки за границу, повсеместную практику доносов (негативная характеристика со стороны КГБ, начальства всех уровней могла помешать карьере), присутствие КГБ фактически во всех сферах советской жизни, лживость советских выборов, расход больших денежных средств на пропаганду, жестокость гулаговской системы и т. д. Обо всем этом читатель Зиновьева научился молчать, позволяя себе всякого рода откровенности только с самыми близкими друзьями, да и то под открьггым небом. ,вкругими словами, он научился без труда подавлять свои чувства по отношению к советской системе.

4 д. Ранкур-Лаферьер

97

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 97. Читать онлайн