ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 579. Читать онлайн

В дневниковых записях за 1884 год он неоднократно выражает желание умереть. Например, мы встречаем там: «Хочется смерти настоящей» (Там же/49: 81), — и пишется это как раз за день до появления в дневнике таких слов: «Бродят опять мысли о Записках не сумасшедшего» (Там же).

~\ля нас не может не представлять определенного интереса упоминание в «Записках» об «именно квадратной» маленькой комнатке с выбеленными стенами и красной гардинкой. Чуть позже, описав отведенное ему для отдыха помещение, рассказчик говорит о том, что его охватывал там «все тот же ужас красный, белый, квадратный» (Там же/2б: 470). Интересно также и то, почему в занимаемой им комнате было только одно окно. На мой взгляд, образы, представленные в процитированном выше отрывке, слишком уж конкретны для того, чтобы не иметь какого-то особого сокрьггого в них смысла, и все же ученые, занимавшиеся соответствующей проблематикой, не обратили на это внимания. Мне хотелось бы высказать здесь следующее предположение: комната пугает рассказчика потому, что напоминает склеп, и не просто склеп, а вполне определенный. Следует заметить в связи с этим, что в данном случае речь идет о фамильном склепе на кладбище в Кочаках, неподалеку от Ясной Поляны, где покоятся мать и отец Льва Николаевича Толстого и его старший брат Дмитрий. Во время посещения деревни Кочаки в мае 199б года я видел этот склеп- уже старое строение из однородного красного кирпича, который и мог стать причиной упоминания в «Записках» красного цвета. Покрашенное белы и известковым раствором или белой же масляной краской, оно имеет к тому же практически квадPameoe основание и только о0но окно".

Можно ли найти более подходящее место для встречи со смертью, чем комната, невольно напоминающая рассказчику, или Толстому, о месте его собственного упокоения в будущем? Говоря об этом, мы должны иметь в виду, что во время «арзамасского ужаса» у Льва Николаевича еще не было никаких оснований предполагать, что когда-нибудь ero похоронят вне фамильного склепа в Кочаках. Только значительно позже, в «Воспоминаниях» (1903 — 190б), он выразит желание быть похороненным на краю оврага, где закопана знаменитая «зеленая палочка» с надписью о секрете счастья (см.: Там же/34: 38б- 387)".

Но вернемся к событию в Арзамасе. Смерть, вначале в форме чего-то неопределенного, принимает затем более конкретный, персонифицированный образ:

1!)*

579

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 579. Читать онлайн