ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 25. Читать онлайн

шую на воздухе, и козлиньй голос разносчика дребезжал: «Старого платья продать». Вседневное и действительное странно поражало его слух (Гоголь 1937 — 1952/3: 28; курсив мой. — Д. P.-Л.).

В стихотворении Александра Блока «Незнакомка» парадоксальность заключена в том, что неназывание имени женщины противопоставлено духовной близости с ней лирического героя. Это довольно заметно в десятом четверостишии:

И странной олизостъю закованный,

Смотрю за темную вуаль <...>.

(Блок 1960г2: 186)

Во всех этих примерах автор дает понять, что ему известен парадокс «знакомого/чужого»гз и что в случае творческой необходимости он способен использовать его в художественных целях".

ХШ. То, что поздний Шкловский знал о парадоксе «знакомого/чужого», подтверждается следующим пассажем:

«Остранять» и возврагпать ощущению можно только существующее в действителъности и уже почувствованное (читайте: то, что известно или знакомо. — P. P.-Л.), что и было ясно из всех приводимых мною примеров [в работе «Искусство как прием»]. Но искусство, по тогдашней моей теории, с действительностью, с явлениями не должно было быть связанным, оно было явлением языка и стиля (Шкловский 196672: 305; курсив мой. — Д. P.-Л ).

Еще одним свидетельством того, что позднему Шкловскому был известен данный парадокс, является обсуждение им диалектики сходства и несходства. В связи с общим тезисом- во всяком произведении искусства имеются различные пары противоречивых и конфликтующих друг с другом сторон, — он предположил, что одной из основных пар такого рода является оппозиция: сходство определенных литературных элементов с уже известными элементами (конвенциями)/несходство указанных элементов с уже известными элементами. Когда речь заходит об образности, то без этой оппозиции не обойтись:

Троп — необычное употребление слова — не уничтожает обычное, более постоянное значение слова-сигнала, троп — новое, увиденное в обычном, сознание несходства сходного.

Образ-троп — частньй случай построения новой модели при помощи анализа — несходства сходного (Шкловский 1970: 51 — 52).

Шкловскому удается сохранять свое сгарое понятие «остранение» под вывеской «несходства». В то же время он «берет

25

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 25. Читать онлайн