ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 552. Читать онлайн

России и других странах после выхода в свет «Крейцеровой сонаты» (Ма11ег 1988), или к материалам, содержащимся в более широком по тематике научном труде Лоры Энгельштейн о сексе и современности и касающимся той же России на рубеже finde-siecle* (Engelstein 1992; ср. также: Горная 1988). Несомненно, исгорики и социологи, заинтересовавшись существовавшими в ту пору различными подходами к вопросам, так или иначе связанным с сексуальностью, многое могли бы почерпнуть для себя из документальных свидетельств публичных диспутов столетней примерно давности. И тем не менее просто удивительно, сколь мало опубликовано к настоящему времени глубоких психологических исследований, посвященных человеку, которому принадлежит основная заслуга в том, что подобные обсуждения стали возможны. Вполне вероятно, все дело лишь в том, что сокрытое в душе любого великого человека будоражит остальных куда более сильно, чем то, что открыто. Что бы там ни было, но факт остается фактом: никогда ранее ни одним из исследователей не был прочитан внимательно, и к тому же с позиций психологии, оригинальный, русскоязычный, текст анализируемой нами повести Толстого во всех без исключения ее вариантах и редакциях, и ни разу еще при изучении данного произведения не проводилось психоаналитического исследования личных дневников и писем писателя, относящихся к тому самому времени, когда он работал над «Крейцеровой сонатой». А между тем подобное психологическое исследование, казалось бы, напфашиоастся само собой: Толстой не только упорно, изо дня в день, оставлял в дневниках подробные, откровенные и искренние записи о себе, но и отказался затем отдать распоряжение уничтожить эти бесценные документы.

Характеризуя поступки и взгляды Льва Николаевича, я буду неоднократно оперировать в своей книге такими, например, психоаналитическими дефинициями, как «депрессивный», «тревожный», «маниакальный», «параноидный», «мазохистский», «нарциссический», «доэдипов», «самообьект». Хотя подобные термины используются мною в сугубо научном плане, они не вызовут никаких сложностей у образованного читателя. Кроме того, при первом же упоминании некоторых из них я сразу стану пояснять их значение. ~1анная процедура представляется мне куда предпочтительней, чем полный отказ от употребления понятий, без которых нельзя в полной мере осветить психическое состояние Толстого, или же замена их дру-

* Конец века (фф.).

552

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 552. Читать онлайн