ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 851. Читать онлайн

сливались в одно чувство» (Там же/1: 44). Данное «отождествление образа матери с Богом» подмечено также и Рут Крего Бенсон (Benson 1973: 8). Вспомним еще пассаж из «Воспоминаний», где Толстой говорит, что, когда ему становилось вдруг не по себе, он обращался с молитвой к душе покойной матери, словно она была Богом — тем единственным Богом, которому только и можно молиться (см. также: Поссе 1918: 62 — о «молитвенной любви Толстого к своей матери»).

В наши дни богословы начинают уделять женским и материнским чертам Бога все большее внимание (см., напр., замечательную книгу Джозефа Себастиана «Бог как женщина»: Sebastian 1995). Так же поступают и современные психоаналитики, изучающие отношение субъектов к объектам. В новаторской работе Аны-Мари Риццуто «Рождение живого Бога: психоаналитическое исследование» (см.: Rizzuto 1979) говорится, что восприятие Бога индивидуумом находится в прямой зависимости от того, как на ранней (доэдиповой) стадии развития ребенка мать «отзеркаливала» его — восхищалась ли им, заботилась ли о нем и видела ли в нем личность или же нет. На этой стадии различие между самостью и внешними по отношению к нему объектами (особенно материнским объектом) не вполне ясно, в силу чего последующее представление о Боге может включать в себя элементы как самости, так и внешнего объекта, то есть, говоря иначе, кохутианского «самообъекта», и воспроизводить, хотя и в остаточной форме, малерианский (М. Малер) «симбиоз» ребенка с матерью (вспомним, как Толстой любил фразу «Я и Отец — одно», которая в действительности означала для него «Я и Мать — одно»). Или, следуя винникотианской терминологии, Бог может выполнять роль «переходного объекта», то есть представлять собою иллюзорньй объект особого рода, созданный совместно ребенком и матерью и призванный помочь малышу отделиться (сепарироваться) от матери. В этом случае этот «переходный объект» выполняет те же примерно функции, что и пбмочи, медвежонок и другие игрушки. В общем, как свидетельствует приведенный выше материал, перед психоаналитиками, которые пожелали бы заняться исследованием представления Толстого о Боге с позиций современной теории объектных отношений (о сравнительно недавних теориях объектных отношений см.: Rizzuto 1979; 1опез 1991), открываются самые широкие возможности. Если использовать уже устаревшую в какой-то мере фрейдистскую терминологию Николая Осипова, взгляд Толстого на Бога отражает тот факт, что Лев Николаевич не вполне различал две следующие категории либидо: «Ichlibido», направленное к собственному я, «я — либидо», и «Objectlibido», направленное к матери, — объекту внешнему по отношению к я — «объектное либидо» (см.: Озз1рои 1923: 170).

'з' Напр., «некрасивое его лицо» упоминается А.А. Толстой (Толстая 1978: 91), сходного мнения придерживался и Г.А. Русанов, отмечавший, что «лицо его некрасиво» (Русанов, Русанов 1972: 23); см. также: Гусев 1957: 570 — 571.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 851. Читать онлайн