ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 239. Читать онлайн

новой gapuueu». Поэтому, когда позже встречаются слова «полнощная uajuua дарует сына», это означает в ретроспективе, что и сама молодая столица, являющаяся таким же воплощением Петра, как и воды Невы, способна к деторождению.

Бретт Кук в своей интересной диссертации о творчестве Пушкина (включающей анализ фантазий поэта о мужском деторождении) говорит, что вступительные строки Медного Всадника» отражают «творческое состояние ума», которое испытывал сам поэт, работая над этим произведением. Кажется неслучайным, что Пушкин использовал ту же рифму «волн»/ «полн», описывая в стихотворении «Поэт» («Пока не требует поэта...») вдохновение героя (см.: Cooke 1983: 508). Здесь рифма встречается в следующем контексте:

Но лишь божественньй глагол

До слуха чуткого коснется,

Душа поэта встрепенется,

Как пробудившийся орел.

Тоскует он в забавах мира,

Людской чуждается молвы,

К ногам народного кумира

Не клонит гордой головы;

Бежит он, дикий и суровый,

И звуков и смятенья полн,

На берега пустынных волн,

В широкошумные дубровы...

(IIyunam 1937 — 1959~3: 65)

Предпоследняя строка почти идентична вступительной «Медного Всадника». Для Пушкина процесс поэтического творчества и акт задумывания Петербурга явно схожи (ср.: Banerjee 1978: 54). Столь хорошо изобразить куваду Петра Великого ему удалось благодаря тому, что поэт сам знал довольно много о мнимом деторождении. Кук цитирует отрывок из «Разговора книгопродавца с поэтом», иллюстрирующий этот тезис (см.: Cooke 1983: 247):

(...>

И тяжким, пламенным недугом

Была пюляа моя глава;

В ней грезы чудные фолсдались; <...>

(IIyrmam 1937 1959Д: 325)

Здесь, как и в «Медном Всаднике», голова «полна» и рождение неизбежно'.

Вероятно, само создание «Медного Всадника» сопровождалось у Александра Сергеевича симптомами кувады. Когда

239

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 239. Читать онлайн