ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 203. Читать онлайн

сосгояния эрекции. Она делает все, чтобы его пенис воссгал на огромную высоту. Будь у него во владении «волшебное кольцо» из одноименной непристойной сказки, ero пенис мог бы вымахать до баснословной высоты в семь верст (см.: Афанасьев 1997: 77 — 84).

Чтобы затянуть Шпоньку на башню, по-прежнему девственная жена может накинуть на него петлю — то, что на непристойном жаргоне называется «девкой» (см.: Флегон 1973: 80). Примечательно, что это же понятие прилагалось к будущей жене в начале повествования. Место, к которому привязана веревка, это, скорее всего, его ухо или уши, поскольку: (1) сон начинается с того, что жена тянет его за ухо; (2) жена теперь заявляет, что он — колокол, инструмент, в «уши» которого продевается веревка («с ушами для подвески» (Даль 1955/2: 139)). В.В. Набоков ненамеренно поддержал это психоаналитическое прочтение, когда сказал: «Фрейдисты навостфят здесь уши» (Nabokov 1961: 33; курсив мой. — P. P.-Л.).

Жена тянет Шпоньку за ухо, она забирается в ero ухо и теперь, похоже, собирается раскачивать ero за уши, словно колокол. Колокол должен издавать большой шум, звенеть (слово «колокол» метонимически означает также звук колокола). Прежде жена сама производила громкий шум («с шумом говорил ему какой-то голос»,' ср.: Woodward 19826: 32) и, в свою очередь, заимствовала громкий голос у тетушки (напр.: «сказала громко» (Гоголь 1937 — 1952/1: 304)). Теперь, если Шпонька хочет быть в равном положении со своей второй половиной, ему следует звенеть, будто колокол, играть роль колокола. Он должен быть «Божьим гласом», он должен приносить новости («Человек-колокол, разглашатель вестей»); обе цитаты персонифицирующих определений мы находим в словаре Даля (см.: Даль 1955/2: 139 — 140). Можно сказать, что отныне задача Шпоньки — звоном доносить вести своей невестс.

Но он, конечно, не годен к такой деятельности. Всякий же, кто считает, что Шпонька все же горазд к этому, как думает тетушка, просто не понимает Ивана Федоровича. Он при всем желании не может быть колоколом (не может звенеть) и вполне разумно отрицает свою «колокольную» сущность.

Внимание главного персонажа повести переключается затем с проблемы, колокол он или нет, на новость о том, что обретенная им супруга — это кусок ткани («какая-то шерстяная материя»). Данный образ вызывает в памяти украинский свадебный обряд, отмеченный Гоголем, когда жених и невеста садятся вдвоем на «одеяло, сотканное из шерсти» (Гоголь

203

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 203. Читать онлайн