ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 302. Читать онлайн

зу, тотчас же возникает вопрос какие обстоятельства повлияли на формирование личности этого персонажа?

Этот вопрос, на который Толстой так и не дает вразумительного ответа, ставит в тупик даже некоторых филологов, не пользующихся в своей практике методами психоанализа"'. Правда, нет ничего необычного в том, что нас знакомят с героем, не рассказав предварительно о его прошлом. Наша встреча с Пьером сродни знакомству в реальной жизни, в данном случае — жизни русского светского общества начала XIX века.

Обычное дело: прошлое интересного человека, которого мы только что встретили, вызывает у нас известное любопьггство. Толстой не сразу удовлетворяет нашу любознательность на сей счет. Впрочем, он так и не соизволит рассказать нам о годах формирования личности Пьера, как, скажем, поступил Н.В. Гоголь в последней главе «Мертвых душ», поведав читателю о прошлом Чичикова. P.Ô. Кристиан отмечает: «<...> освобождая себя от обязанности рассказывать предысторию своих персонажей — мужского и женского пола, — позволяя им мало- помалу самораскрываться по ходу повествования, Толстой устраняется от необходимости давать, подобно многим авторам, окончательные характеристикл своим образам» (Christian 1962: 174). Это не упущение: Толстому свойственно не указывать на обстоятельства, повлиявшие на становление личности персонажа. Гэри Сол Морсон пишет: «<...> читателю показывают внешние приметы, но не причины внутренних перемен» (Morson 1987: 153). Истолкование внешних признаков внутренней жизни — это и есть сфера деятельности психоаналитиков.

Вот описание появления Пьера на знаменитом вечере Анны Павловны Шерер в Санкт-Петербурге в июле 1805 года:

Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек со стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого екатерининского вельможи, графа Безухова, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из-за границы, где он воспитывался, и был первый раз в обществе (Толстой 1928 — 1958/9: 11).

Сколь ни скудно описание Пьера, оно тем не менее представляет интерес. Незаконный сын? При каких обстоятельствах появился на свет этот незаконнорожденный ребенок? Как он относится к собственному щекотливому положению? Когда он родился? Если граф Безухов его отец, то кто его

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 302. Читать онлайн