ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 761. Читать онлайн

Я взглянул на детей, на ее с подтеками разбитое лицо и в первый раз забыл себя, свои права, свою гордость, в первый раз увидал в ней человека. И так ничтожно показалось мне все то, что оскорбляло меня, — вся моя ревность, и так значительно то, что я сделал, что я хотел припасть лицом к ее руке и сказать: «Просги1» — но не смел.

Она молчала, закрыв глаза, очевидно не в силах говорить дальше. Потом изуродованное лицо ее задрожало и сморщилось. Она слабо оттолкнула меня.

- Зачем все это было? Зачем?

- Прости меня, — сказал я (Толстой 1928 — 1958/27: 77).

Но она не прощает. Таким образом, спонтанная попьггка хоть как-то исправить то, что он натворил, проваливается. И отныне воспоминание о том, как она решительно отвергла обращенную к ней просьбу о прощении, всегда будет причинять его душе острую больза'.

Так что единственное, что остается теперь Позднышеву,- это жалеть самого себя:

- Я начал понимать только тогда, когда увидел ее в гробу... — Он всхлипнул, но тотчас же торопливо продолжал: — Только тогда, когда я увидал ее мертвое лицо, я понял все, что я сделал. Я понял, ч.го я, я убил ее, что от меня сделалось то, что она была живая, движущаяся, теплая, а теперь стала неподвижная, восковая, холодная, и что поправить этого никогда, нигде, ничем нельзя. Тот, кто не пережил этого, тот не можег понять... У! у! у! .. — вскрикнул он несколько раз и затих (Там же: 77).

Толстой делает здесь воистину ловкий ход: заставляет читателей — или, во всяком случае, некоторых из нас — испьггать жалость к этому подлому убийце, чье единственное наказание со стороны внешних по отношению к нему сил свелось лишь к кратковременному тюремному заключению. Право же, становится не по себе, когда читаешь об исходящем изнутри наказании, или самонаказании, Позднышева, который занимается бесконечным самоистязанием из-за того, что вел сексуальный образ жизни и был женат, даже если мы и не очень-то верим ему (Вронский, считающий себя виновным в гибели Анны, куда более заслуживает нашего доверия, поскольку отправляется на войну, где почти наверняка погибнет). Трудно не проникнуться состраданием к Позднышеву: он столь самозабвенно жалеет самого себя, что невольно поддаешься ero настроению. Мало того, сочувственно выслушивая все, что он говорит о себе, мы, как и рассказчик, лишь поддерживаем его нарциссизм.

В каком-то отношении у Позднышева нет никого, аро.ие нас, читателей, кто смог бы облегчить боль, которую доставляет

7б1

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 761. Читать онлайн