ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 425. Читать онлайн

Видел сон, от которого проснулся с трепещущимся сердцем. Видел, будто я в Москве, в своем доме, в большой диванной, и из гостиной выходит Иосиф Алексеевич. Будто я тотчас узнал, что с ним уже совершился процесс возрождения, и бросился ему навстречу. Я будто ero целую и руки его, а он говорит: «Приметил ли ты, что у меня теперь лицо другое?» Я посмотрел на него, продолжая держать ero в своих объятиях, и будто вижу, что лино его молодое, но волос на голове нег и черты совершенно другие. И будто я ему говорю: «Я бы вас узнал, ежели бы случайно с вами встретился», — и думаю вместе с тем: «Правду ли я сказал?» И вдруг вижу, что он лежит как труп мертвьй; потом понемногу пришел в себя и вошел со мной в большой кабинет, держа большую книгу, писанную в александрийский лист'~'. И будто я говорю: «Это я написал». И он ответил мне наклонением головы. Я открыл книгу, и в книге этой на всех страницах прекрасно нарисовано. И я будто знаю, что эти картины представляют любовные похождения души с ее возлюбленным. И на страницах будто я вижу прекрасное изображение девицы в прозрачной одежде и с прозрачным телом, возлетающей к облакам. И будто я знаю, что эта девица есть не что иное, как изображение Песни Песней. И будто я, глядя на эти рисунки, чувствую, что я делаю дурно, и не могу оторваться от них. Господи, помоги мне! Боже мой, если это оставление меня Тобою есть действие Твое, то да будет воля Твоя; но ежели же я сам причинил сие, то научи меня, что мне делать. Я погибну от своей развратности, буде Ты меня вовсе оставишь (Там же: 183 — 184).

В начале сна желание Пьера, чтобы Баздеев был молодым и здоровым, осуществилось наглядно. Свершилось «возрождение», лицо патрона моложаво, и теперь Осипа Алексеевича можно обнять. Но тут же появляются сомнения, и вдруг Баздеев мертв. Он — «труп мертвый» (плеоназм). Пьер понимает, что Баздеев (который тогда был тяжело болен и умирал в Москве) не пробудет с ним долго. Пьер потеряет Баздеева- как уже потерял отца и как позже потеряет князя Андрея и Платона Каратаева. Нет смысла любить человека, что умрет на твоих глазах (любовь к нему, возможно, является причиной его кончины). Любовь к мужчине — это любовь к смерти, то есть страшная седьмая добродетель масонов. Или, если сравнивать с метафорическим светом, игравшим существенную роль в обряде посвящения, любовь к свету — это любовь к смерти, ибо свет (горящая свеча) пламенеет внутри человеческого черепа, головы мертвеца.

Итак, лучше любить женщину, и тут же на глаза нашему герою попадаегся прекрасная незнакомка. Она писана Пьером, то есть он желает, чтобы она вошла в ero жизнь («Эго я написал»). Это полупорнографический рисунок Безухова к Песни Песней, самой чувственной из библейских книг. Баздеев склоняет голову, когда Пьер понимает, как ero влечет к прекрасной

425

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 425. Читать онлайн