ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 686. Читать онлайн

Образ груди встречается неоднократно и в «Воскресении», последнем романе Льва Николаевича. В одном месте, например, Дмитрий Нехлюдов, входящий в число основных персонажей, созерцает груди своей матери, запечатленные на огромном портрете. Он пьггается подавить в себе чувство отвращения, которые вызывает у него их вид, но не может совладать с собой. В повествовании, излагаемом автором в спокойной, непринужденной манере, так и сквозит испытываемая Нехлюдовым непрязнь:

Она была изображена в бархатном черном платье, с обнаженной грудью. Художник, очевидно, с особенным стараньем выписал грудь, промежуток между двумя грудями и ослепительные по красоте плечи и шею. Это было уже совсем стыдно и гадко. Что-то было отвратительное и кощунсгвенное в этом изображении матери в виде полуобнаженной красавицы (Толстой 1928 — 1958/32: 99).

Но описание женской груди в «Воскресении» дается в основном в тех случаях, когда на сцену выходят две другие женщины, также игравшие в жизни Нехлюдова важную роль: Мисси Корчагина с ее глубоко декольтированным бальным платьем и Катюша Маслова, чьи выпуклые груди упоминаются в нескольких местах. Отметим попутно, что мать Масловой, так и не сумевшая выйти замуж, пятерых из своих появлявшихся один за другим внебрачных детей не могла кормить грудью, и, как результат, все они умерли.

Хаджи-Мурат, герой более позднего одноименного рассказа, выражает отвращение к русским женщинам, предпочитающим платья с низким вырезом. Явно, это чувство проистекает из травмы, нанесенной его душе еще в далекие детские годы, когда мать частенько певала ему: «Булатный кинжал твой прорвал мою белую грудь, а я приложила к ней мое солнышко, моего мальчика, омыла ero своей горячей кровью, и рана зажила без трав и кореньев» (Там же/35: 105). В этой жуткой песне рассказывалось о том, как отец Хаджи попьггался убить жену за то, что она отказалась служить у другой женщины кормилицей. Когда Хаджи-Мурат был мальчиком, он не раз просил мать «показать ему то место на боку, где остал.-я след от раны» (Там же). В отличие от жены Позднышева, скоп чавшейся от удара, нанесенного в то же самое место кинжалом, мать Мурата все же осталась жива.

В рассказах, которые Толстой сочинял специально для крестьян, также встречаются образы кормящих матерей и кормилиц. Например, главный герой одного из них — «Где любовь,

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 686. Читать онлайн