ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 142. Читать онлайн

В конечном счете герой «Перед восходом солнца» преодолевает депрессию и приписывает свое исцеление усвоению им теории Павлова. Но можно предположить, что меланхолия главного персонажа носила циклический характер и что он выздоровел бы в любом случае, независимо от павловской или фрейдовской теорий. В послесловии к своему переводу романа Зощенко Гэри Керн написал, что главный герой «запихнул отчаяние в теорию, и что-то ускользнуло» (Zoshchenko 1974: ЗбЗ). Я думаю, что ускользнула истинная причина страданий героя.И действительно: большинство сновидений и деталей остались в повествовании не проанализированными, но они настолько ярки сами по себе, что несостоятельность рассказчика как теоретика не имеет серьезного значения. Когда-нибудь «Перед восходом солнца» получит то тщательное психоаналитическое истолкование, которое заслуживает. Это будет еще одним поводом для изучения русской литературы как Р,П (шаги в этом направлении предприняли Ирен Масинг-Делик (см.: Masing-Delic 1980) и Криста Хансон (см.: Hanson 1989)). Между тем эта повесть по-прежнему остается убедительным примером ПРг

Еще один русский писатель, запутавшийся в психоанализе,- Владимир Набоков. Нет другого такого автора, который бы так последовательно был враждебен психоанализу и ero основателю. Это справедливо и в отношении самого писателя, и в отношении многих его героев. Вот несколько примеров колкостей такого рода:

- Я открыл неисчерпаемый источник здоровой потехи в том, чтобы разыгрывать психиатров, хитро поддакивая им, никогда не давая им заметить, что знаешь все их профессиональные штуки, придумывая им в угоду вещие сны в чистоклассическом стиле (которые заставляли их самих, вымогателей снов, видеть сны и по ночам просыпаться с криком), дразня их подложными воспоминаниями о будто бы подсмотренных «исконных сценах» родительского сожительства и не позволяя им даже отдаленно догадываться о действительной беде их пациента. Подкупив сестру, я получил доступ к архивам лечебницы и там нашел, не без смеха, фишки, обзывавшие меня «потенциальным гомосексуалистом» и «абсолютным импотентом». Эта забава мне так нравилась и действие ее на меня было сголь благотворным, что я остался лишний месяц после выздоровления (причем чудно спал и ел с аппетитом школьницы). А после этого я еще прикинул недельку единственно ради того, чтобы иметь удовольствие потягаться с могучим новым профессором из «перемещенных лиц», или Ди-Пи (от «Дементии Прекокс»), очень знаменитым, который славился тем, что умел заставить больного поверить, что тот был свидетелем собственного зачатия («Лолита», говорит Гумберт Гумберт; Набоков 1992: 32).

142

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 142. Читать онлайн