ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 35. Читать онлайн

В (5), первом письме к Родзянко из последовавшей переписки, Пушкин остроумно и фривольно связывает темы «Ars Amatoria» («Искусство любви») и «Ars Poetica» («Искусство поэтики»). Он помещает рядом муз романтической и классической поэзии- «чухонку», «цыганку», «чупку» с «гречанкой» и «италианкой»,- а затем заявляет: в сексуальном плане между ними разницы нет. В советских изданиях, разумеется, большая часть подобных непристойностей опускалась, но Черняев недвусмысленно пишет:

(б) <...> следует густо зачеркнутая, совершенно нецензурная фраза, состоящая из трех слов и двух предложений и заключающая в себе совет Аполлону не делать различия между женщинами разных национальностей и оказывать им всем одинаковую благосклонность в эротическом смысле слова (Черняев 1900: 69; о ханжеском отношении советских редакторов к пушкинской лексике см.: Cross 1974).

Исходя из приведенного выше пересказа, а также перевода Дж.Т. Шоу (см.: Shaw 1963: 194), можно допустить, что Пушкин написал следующее:

Пизда одна — еби!

Густо зачеркнутое цензором предложение потому столь важно для нашего исследования, что оно имеет прямое отношение к следующей фразе в письме: «<...> m е<сть> оживи лучом вдохновения и славы». Интересен смысл этого «то есть». Фаллос, посредством коего мужчина осуществляет половой акт, здесь становится метафорой порождения жизни («оживи»), «вдохновения» и «славы». Но обратите внимание: все эти три состояния Пушкин связывает также с женщиной — той, у кого по определению нет фаллоса. Так, уже на раннем этапе (5) Пушкин иронично, и весьма упирая на то, говорит: дни пребывания Анны Петровны в Лубнах были «славны», и тут же в стихотворении утверждает, что она, обратившаяся теперь в эфемерную музу, — источник «,,„. вдохновенья» и «,„,„жизни». Возникает вопрос: случайно ли Александр Сергеевич наделил одними и теми же свойствами женщину и фаллос?

Но до этого бросается в глаза еще одна аллюзия на фаллос, прозвучавшая в письме, а именно — в стихотворении, которым Пушкин завершил свое послание: «Прости, украинский мудрец, / Наместник Феба и Павиана!» В Родзянко поэт видит наместника откровенно фаллического бога Пр(износ, из чего следует, что адресат Александра Сергеевича не давал спуску женскому полу и не берег себя.

35

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 35. Читать онлайн